Сегодня
425,3    501,05    65,88    5,85
   Нур-Султан C    Алматы C
Культура
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Бессмертья лаврами увит... К 200-летию со дня рождения Аполлона Майкова

Сергей ХохловЛитературная газета
5 июня 2021
Откликаясь на первый сборник стихотворений Аполлона Майкова (1821-1897), Виссарион Белинский писал: «Явление подобного таланта особенно отрадно теперь...» О том, как воспринимали творчество русского поэта друзья и коллеги, – в предлагаемом материале.
    
День 30 апреля 1888 года для Аполлона Николаевича Майкова стал одним из самых знаменательных в жизни. В театральном помещении Литературно-драматического общества в Санкт-Петербурге, бывшего театра «Фантазия», состоялось чествование поэта в связи с его полувековой литературной деятельностью. Зал был роскошно декорирован и уже за час до торжества полон. Ближе всего к сцене расположились первые лица ряда министерств, а также академики Я.К. Грот, М.И. Сухомлинов, конференцсекретарь Императорской академии художеств П.Ф. Исеев и многие другие.
    
Под громкие и продолжительные аплодисменты в зал вошёл юбиляр в сопровождении Я.П. Полонского и председателя Общества П.Н. Исакова. На эстраде к этому времени заняли места литераторы Вейнберг, Потехин, Горбунов, Соловьёв, Берг, Страхов, Клюшников, Случевский, Голенищев-Кутузов, Ясинский, Альбов и др.
    
Торжественная церемония чествования Аполлона Майкова открылась речью председателя Литературно-драматического общества, после чего было прочитано письмо министра внутренних дел графа Д.А. Толстого: «...в этот торжественный для Вас день многочисленным поклонникам Вашего глубокого и блестящего дарования, к которым причисляю и себя, остаётся только желать, чтобы ещё долго не оскудевало Ваше творчество, чтобы к целому ряду произведений, которые навсегда упрочили за Вами одно из первенствующих мест в русской литературе, присоединились и другие, отмеченные такой же высотою помыслов и таким же художественным совершенством».
    
Академики Я.К. Грот и М.И. Сухомлинов поднесли от Отделения русского языка и словесности Академии наук поздравительный адрес, в котором, в частности, говорилось:
    
«Вы остались верным тем дорогим преданиям, тем художественным началам, которые завещаны русской поэзии великим учителем Пушкиным. Подобно Пушкину, Вы тщательно работаете над каждым из Ваших произведений, вникая в каждую его черту, и в этом сказывается требовательность истинного художника и суд его над самим собою. В Ваших поэтических созданиях неотразимо действует изящество формы, той художественной формы, которую Вы называете достойною бронёю мысли».
    
Среди многочисленных поздравлений, зачитанных А. Майкову, было и письмо маститого писателя И.А. Гончарова. Он писал: «.глубоко радуюсь, что дожил до апогея Вашей славы – я, едва ли не единственный оставшийся в живых близкий свидетель с ранних лет Вашей юности, постепенного развития и созревания в Вас поэтического дара, которым утешалась и гордилась Ваша семья и круг друзей и которым гордится теперь русская поэзия».
    
Из числа редакций периодических изданий приветствовали юбиляра: «Русский Вестник», «Нива», «Новое Время», «Родник», «Гражданин», «Север» и «Русская старина».
    
Далее – отрывок из адреса, поднесённого от Учёного комитета Министерства народного просвещения: «Ваши идеалы известны всей читающей России: это – любовь к отечеству, это – пламенное желание ему истинного благоденствия, величия и славы. Как избранный сын родины, вдохновенный носитель и истолкователь её заветов, Вы стремились всегда водворять благодать любви к стране родной и под кровлею школы, святая задача которой – воспитывать честных и доблестных граждан, всецело преданных Престолу, Отечеству и Православной церкви. Но заслуги Ваши, как члена учёного комитета, исчезают в сиянии той славы, которая принадлежит Вам – великому поэту русской земли. Кто бы мог взвесить и отметить пользу, приносимую не только школе, но и всему русскому народу Вашими поэтическими произведениями? – Нет азбуки, которая не украшалась бы жемчужинами Вашего творчества, нет той захолустной школы, где бы не звучали золотые струны Вашей лиры, лаская чуткую детскую душу сладкими напевами и внося в её тайники светлые лучи истины, блага, красоты, любви к родной России, и нет той, сколько-нибудь образованной русской семьи, все члены которой от мала до велика не испытывали бы на себе благодарного влияния Вашего поэтического вдохновения.»
    
От Литературно-драматического общества был также прочитан адрес. «Поэзия Ваша воплотила в художественных образах существенные черты русского народного духа; Ваше творчество отзывалось на всё человеческое, ему доступны были все области бытия.
    
Столь разнообразному и высокому содержанию Вашей поэзии в полной мере соответствует пластическое совершенство воплотивших его образов и та «гармония стиха», божественную тайну которой Вы разгадали с юных лет.» – говорилось в нём.
    
После было зачитано стихотворение, написанное великим князем Константином Константиновичем:

     Твоя восторженная лира
     И песни чистые твои
     Нам проливали звуки мира,
     Добра, надежды и любви. 
      Ты – черни ветреной в угоду –
     Себе, певец, не изменял,
     Свою священную свободу
     Страстям толпы не подчинял; 
      Ты пел в течение полвека,
     Бессмертья лаврами увит,
     Ту песнь, что душу человека
     И возвышает, и живит. 
      О! если б струны эти пели
     Нам долго, долго твой завет,
     Как несравненной должен цели
     Быть верен истинный поэт!
    
Вслед за тем слово взяли сами авторы поэтических посвящений юбиляру – К. Случевский, Ф. Берг, Н. Минский, П. Висковатов, гр. А. Голенищев-Кутузов, А. Фет.
    
В ответ растроганный Аполлон Майков сказал, что настоящее торжество является для него совершенно неожиданным и противоречит всем его убеждениям и всей его общей жизни. Он жил, не выделяясь, стараясь быть незамеченным; он шёл беспечно своей стезёю, не думая о будущем, повинуясь своей душе, своему внутреннему голосу, исполняя долг перед самим собою, перед чем-то высшим. «Единственно чего я держался в жизни, – подчеркнул Аполлон Николаевич, – это труд, который я и рекомендую молодому поколению. Талант, дарование – от Бога, обработка, развитие этого дарования зависят от нас самих, от труда. Я никогда не был доволен собою – всегда мне казалось, что во мне чего-то недостаёт, что-то не выполнено.»
    
При закрытии торжественного собрания А.Н. Майкову преподнесли печатный экземпляр всех стихотворений, написанных ко дню его юбилея.
    
Обед в честь Аполлона Майкова прошёл весьма оживлённо, было провозглашено немало тостов.
    
В частности, министр государственного имущества М.Н. Островский, брат русского драматурга А.Н. Островского, обращаясь к юбиляру, сказал: «.вы были правы, дорогой Аполлон Николаевич, говоря, что природа учит нас жить в мире с людьми. Но не одна она учит нас этому. Этому учат нас и те вдохновенные истолкователи сокровенных тайн её, к числу которых и вы, по своему поэтическому таланту, бесспорно, принадлежите.»
    
После целого ряда речей Аполлон Николаевич взволнованным голосом произнёс: «Во мне воскресла молодость, воскресло всё юное и прекрасное. Я как будто вновь начинаю жить с сегодняшнего дня. Я помню, как в 1853 году приехал из Петербурга в Москву и нашёл там тесный кружок моих друзей... Мне хотелось жить, мне нравилась жизнь; всё казалось мне честным. Хорошим, прекрасным. Я верил в людей, не хотел признавать ничего дурного и не помню никакого зла. Может быть, такая у меня натура, может быть, я такой счастливый, но я помню только одно хорошее. Я не хочу поучать молодёжь своим примером, но всегда скажу, что им надо много и много трудиться, прежде чем считать себя великими. Я не льстил и не льщу молодым талантам. Я готов признать, что они нас, стариков, затопчут, опередят далеко, но для этого пусть сначала поработают, поучатся. Я извиняюсь, господа, что не умею говорить и не говорю никогда, но сегодня сделал исключение и сказал то, что чувствую».
    
Я.П. Полонский прочитал адрес от всех присутствующих. В частности, в нём говорилось: «.ведомый вдохновением и наукой ещё с университетской скамьи, вы внесли в сокровищницу родной поэзии целый ряд произведений, высокохудожественных по форме, исполненных правды и богатых содержанием. Мощно владея сокровищами родного слова, вы глубоко постигли «гармонии стиха божественные тайны». Изящный стих ваш честно, ободряющими звуками и образами служил «милой родине». Поэтические строфы ваши далеко разносились по лицу земли русской, и ряды грядущих поколений будут хранить их в памяти своей, доколе будет слышаться русская речь».
    
Спустя 80 лет после смерти А.Н. Майкова, в 1977 году, Ф.Я. Прийма, будучи главным редактором «Библиотеки поэтов», во вступительной статье к изданию избранных произведений А.Н. Майкова писал: «Поэзия Майкова при всей её непритязательности захватывает нас гармоническим слиянием мысли и чувства, чистотой художественного вкуса, напевностью и музыкальностью. Совсем не случайно по количеству положенных на музыку стихотворений Майкова среди русских поэтов XIX века принадлежит одно из первых мест.
    
Сформировавшийся как поэт на лучших общественно-политических и эстетических традициях 1840-х годов, Майков постоянно испытывал на себе их притягательную силу. Это обстоятельство и обусловило значительность его вклада в сокровищницу русской литературы. Стихи Майкова не теряют своей свежести и красоты и сегодня». 
0
    33 774