Сегодня
425,49    512,84    64,83    5,63
   Нур-Султан C    Алматы C
История
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Бомбить Грозный, Баку, Одессу… Как Лондон и Париж готовили Вторую и Третью мировые войны

Григорий СаркисовЛитературная газета
26 августа 2020
1 июля 1945 года силы коалиции из 47 англо-американских дивизий, включая 14 бронетанковых, 10 дивизий вермахта, перевооружённых британцами, и 4 дивизии польской Армии Крайовой, нанесли два удара по Красной армии на территории к северу от линии Цвиккау – Хемниц – Дрезден – Гёрлиц, на остальной части фронт обороняли поляки, немцы и британцы. Бои шли на северном (Штеттин – Шнейдемюль – Быдгощ) и южном (Лейпциг – Котбус– Познань – Бреслау) флангах Красной армии, а решающие танковые сражения развернулись восточнее линии Одер – Нейсе. В сентябре 1945 года Красная армия перешла в массированное контрнаступление по всей линии фронта, к ноябрю захватила всю континентальную Европу и готовилась к форсированию Ла-Манша для захвата Британских островов. Чтобы остановить русских, в ноябре 1945 года президент США Гарри Трумэн приказал применить ядерное оружие на территории Польши, Германии и Франции. Так началась Третья мировая война…
 
Это не выдержка из очередного романа в жанре «альтернативная история». Это события, которые могли развернуться в Европе через два месяца после Победы над Германией. Перед нами – рассекреченный в 1998 году Национальным архивом Великобритании сценарий операции под кодовым названием «Немыслимое», подготовленный Отдельным штабом планирования британского Военного кабинета 22 мая 1945 года по поручению премьер-министра Великобритании Черчилля. В апреле Черчилль приказал фельдмаршалу Монтгомери готовить к перевооружению пленённые части вермахта – для использования в войне против СССР. Видимо, не случайно союзники до 20 мая не арестовывали генерала Генштаба вермахта Йодля, а при аресте Геринга угощали его шампанским…
    
По сути, «Немыслимое» – сценарий Третьей мировой войны, начало которой было «назначено» Черчиллем на 1 июля 1945 года. О задумке Черчилля сразу сообщил в Москву наш разведчик Ким Филби. Но 8 июня 1945 года начальник имперского Генштаба фельдмаршал Брук выдал сэру Уинстону «окончательный анализ»: если начнём войну 1 июля, русские, имеющие тройное преимущество, 7 ноября устроят в Лондоне военный парад…
    
Это всё дела послевоенные. Но судьбы мира могли сложиться совсем иначе, если бы за пять лет до этого, в мае 1940 года, Франция и Великобритания реализовали секретный план нападения на СССР «Pike» («Щука»).
      

В пасти «Щуки» 

    
19 января 1940 года премьер-министр Франции Э. Даладье поручил главнокомандующему сухопутными и морскими силами Франции М. Гамелену и генералу Ф. Дарлану составить план бомбардировок советских нефтепромыслов и портов на Кавказе. Повод – «борьба с поставками нефти из Советского Союза в Германию». Вскоре на столе Даладье лежали три варианта действий в рамках операции «Щука»: перехват советских танкеров, военное вторжение на Кавказ, организация мусульманско-сепаратистских восстаний на Кавказе. В те дни посол США в Париже Уильям Буллит сообщал президенту Рузвельту: «Французы рассматривают бомбардировку Баку с территории Сирии как наиболее эффективный способ ослабления Советского Союза».
    
Вот выдержка из датированного 22 февраля 1940 года отчёта генерала Гамелена премьеру Даладье: «Недостаток топлива парализует вооружённые силы СССР и его сельское хозяйство с возможностью последующего широкомасштабного голода или даже крушения государства. Фундаментальной слабостью русской экономики является её зависимость от кавказской нефти: более 90% нефтедобычи и 80% нефтепереработки сосредоточено на Кавказе, в основном в Баку. Любой значительный перерыв поставок нефти может привести к коллапсу России…»
    
Не отставали и британцы. 8 марта 1940 года Комитет начальников штабов подготовил меморандум «Военные последствия военных действий против России в 1940 году», предусматривавший три основных направления боевых операций: северное, в районах Мурманска и Архангельска, дальневосточное и южное.
    
«К нанесению воздушных ударов полезно привлечь и военно-морские силы: рейды авианосцев в Чёрном море с целью бомбардировок нефтеперегонных предприятий, нефтехранилищ или портовых сооружений в Батуми и Туапсе, это может разрушить всю оборону русских», – отмечали британские аналитики.
    
Уже к апрелю 1940 года в Лондоне были готовы планы авиаударов по Баку, Батуми и Грозному с авиабаз в Иране, Турции и Сирии. Сменивший Даладье французский премьер П. Рейно писал в меморандуме британскому правительству от 25 марта: «Решительные операции на Чёрном и Каспийском морях необходимы, чтобы парализовать всю экономику СССР до того, как рейху удастся использовать её в своих интересах. Нам не следует колебаться и, если нужно, взять на себя ответственность за разрыв с Россией…»
    
Лондон ответил, что готов к войне с СССР, и в конце марта 1940 года Высший союзный военный совет начал планирование нанесения ударов по советским нефтепромыслам.


4-5-nTWhe2u.jpg

29 марта 1940 года. Генерал Гамелен во время визита в Англию
      

Уничтожить Советы 

    
30 марта 1940 года взлетевший с британской авиабазы в иракской Хаббании самолёт-разведчик «Локхид-12А» с высоты 7 тысяч метров произвёл стереоскопическую фотосъёмку бакинских нефтепромыслов. Спустя четыре дня тот же самолёт летал над нефтеперегонными заводами в Батуми и Поти. Советские силы ПВО выпустили по «Локхиду» 34 снаряда калибра 76 миллиметров. Ни один снаряд цели не достиг, но такие полёты перестали быть лёгкой прогулкой для англичан, когда в апреле 1940 года Москва перебазировала с Карельского перешейка в Закавказье радиолокационные комплексы РУС-1.
    
Всё это время в координационных группах штабов ВВС Франции и Великобритании готовили практическую фазу операции «Щука». Так, в протоколе заседания англо-французской координационной группы от 5 апреля 1940 года указывается, что «воздушные действия объединённых франко-британских сил будут направлены против нефтеочистительных заводов и портовых сооружений городов Батуми, Поти, Грозный, Баку и, возможно, порта Одессы». По расчётам аналитиков, «в операции будет использовано от 90 до 100 самолётов в составе 6 французских групп и 3 британских эскадрилий, способных за каждый вылет сбросить 70 тонн бомб на сотню заводов».
    
Тогда же в штабе ВВС Великобритании разработали отдельный план «МА-6»: удары по объектам на Кавказе нанесут четыре группы британских бомбардировщиков «Бленхейм» и пять групп американских бомбардировщиков «Гленн-Мартин». К 1 апреля 1940 года для проведения операции «Pike» в состав британского Ближневосточного командования было передано 48 бомбардировщиков Bristol Blenheim Mk IV и несколько бомбардировщиков Vickers Wellesley для ночных вылетов. В ночных вылетах планировалось задействовать и французскую авиацию: 65 американских самолётов Martin Maryland и 24 тяжёлых бомбардировщика Farman F.222. Франция спешно строила аэродромы базирования, они должны были быть готовы к 15 мая. Для ночных бомбардировок советских городов французы подготовили 404 полубронебойных бомбы весом по 230 кг каждая, 5742 осколочно-фугасные бомбы (554 по 230 кг и 5188 по 110 кг) и 69 192 зажигательные бомбы (по 1,8 кг). Первый удар планировалось нанести по удалённому от побережья Грозному, потом – по Баку и Батуми. На уничтожение Баку отводилось 15 дней, Грозного – 12 дней, Батуми – полтора дня…
      

Но что-то пошло не так  

    
«До сих пор в Левант не прибыла ни одна авиагруппа, выделенная для операции, а самолёты для их вооружения только начали прибывать в порты», – жаловался в докладе от 17 апреля 1940 года командующий французскими силами в Сирии и Ливане генерал Максим Вейган. Но и к 1 мая французы имели в Ливане всего одну группу бомбардировщиков Glen Martin 167.
    
Не спешили и британцы, к маю перебросившие в Египет только одну эскадрилью «длинноносых» самолётов Blenheim. А 9 апреля началась операция «Везерюбунг», и после высадки немцев в Норвегии в Лондоне решили отложить «кавказскую войну» до 1942 года. Чтобы выкарабкаться из неловкой ситуации, 23 апреля Чемберлен заявил на заседании Высшего союзного военного совета, что «Москва меняет свой политический курс и всё более строго придерживается нейтралитета, так что необходимость в ударе отпадает». Правда после 22 июня 1941 года материалы «Щуки» легли в основу чрезвычайного плана уничтожения с воздуха кавказских нефтяных месторождений и заводов при угрозе их захвата немцами.
    
История с «Щукой» получила неожиданное продолжение в июне 1940 года, после оккупации Парижа немцами. Попавший в их руки архив «Щуки» вовсю использовала геббельсовская пропаганда. Так, 4 июля 1940 года агентство DNB (Deutsches Nachrichtenbьro) опубликовало отрывки из документов «Щуки» для оправдания нападения на Францию. «Германия заслуживает благодарности за спасение других государств, включая СССР, от втягивания в этот хаос в результате интриг союзников, поскольку она своевременно приняла ответные меры и быстро разгромила Францию», – вещало ведомство Геббельса.
    
Если бы в мае 1940 года дело дошло до бомбардировок советских нефтепромыслов, то сразу после захвата немцами Франции Англия получала войну с Германией и СССР, что окончательно срывало планы Лондона, желавшего стравить Гитлера со Сталиным. А бомбардировка Баку и Грозного в 1942 году резко ослабила бы военно-промышленный потенциал СССР, и британцам пришлось бы в одиночку отбиваться от Германии, захватившей всю Европу…
    
О подобных выкрутасах западных «демократий» стараются не упоминать нынешние «переписчики» истории, пытающиеся возложить вину за развязывание Второй мировой войны в равной степени на нацистскую Германию и Советский Союз. Генеральным «аргументом» у «переписчиков» остаётся «Пакт Молотова – Риббентропа», но точно такие же пакты подписывали с нацистской Германией многие европейские страны, включая Великобританию и Францию. А одним из первых внешнеполитических успехов Гитлера был подписанный 26 января 1934 года в Берлине договор о ненападении между Германией и Польшей, или пакт Пилсудского – Гитлера. О милых отношениях Запада с нацистами перед Второй мировой войной и поговорим в следующей публикации. 
+2
    4 477