Сегодня
434,16    493,29    68,15    5,81
   Нур-Султан C    Алматы C
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Какая страна - такая и наука

Алма БектеноваТуранпресс
15 ноября 2021

Квалификацию казахстанских ученых продолжают ставить под сомнение.


В 2018 году мы узнали, что множество вузов и отдельных ученых публиковали свои статьи в так называемых «мусорных» псевдонаучных журналах. Этот факт, по мнению экспертов, бросил тень на отечественную науку, так как от публикаций зависит присвоение степеней и прочий карьерный рост. Между тем, скандальные разоблачения случались и раньше, а теперь выходят на новых виток. Фактически, сегодня крайне трудно ручаться за квалификацию научных работников, в том числе, руководителей вузов.

В октябре этого года партия «Ак жол» направила депутатский запрос министру образования и науки Асхату Аймагамбетову. Запрос касался необходимости создания национальной системы наукометрии и общей растерянности, царящей в научной среде. В то время как маститые сотрудники не могут пробить дорогу к требуемым публикациям и практически выпадают из системы, их «продвинутые» коллеги получают квалификацию весьма извилистыми путями.


Хочешь стать доктором наук? Заплати!


Тонкости происходящего раскрываются в депутатском запросе, опубликованном на сайте «Ак жола». «Согласно изменениям от 9 марта текущего года в Правила утверждения степеней, получить PhD (доктор наук – ред.) теперь можно и без написания диссертации. Помимо привычного варианта с защитой диссертации, научная степень PhD присуждается при наличии публикаций во влиятельных научных изданиях: одного обзора и двух статей в журналах первого/второго квартилей WoS, в одной из которых соискатель должен быть первым автором», - говорится в документе.

Как утверждают партийцы, публикации в научных журналах, входящих в базы цитирования, Минобразования требует от будущих докторов с 2011 года. «В 2017 году фракция «Ак жол» уже озвучивала связанные с этим проблемы. Однако в связи с усугублением ситуации, мы вынуждены вновь вернуться к этой теме».

«В абсолютном большинстве случаев единственным условием публикации служит оплата от нескольких сотен до нескольких тысяч евро. В интернете без труда можно найти объявления агентств, которые обещают не только опубликовать и перевести статьи на английский язык, но даже и подготовить их. Стоимость зависит от требуемого уровня – так, статья в журнале 1 квартиля будет стоить от 7500 долларов. Считаем, что такая ситуация дискредитирует звание ученого», - указывается в запросе.

«Инициативы министерства этим не ограничиваются. Меняется и порядок формирования диссертационных советов – его члены также должны иметь такую статью и ссылки на свои работы. В диссертационные советы обычно входят пожилые уважаемые ученые, не ориентирующиеся в новой системе, не имеющие статей в международной базе данных. По новому требованию они должны будут исключены из советов. Считается, что без таких публикаций вы – не ученый», - поясняют в «Ак жоле».

Из-за подобных требований вузы вынуждены ориентироваться на цифры, а не качество – университетам нужны рейтинги. Тут же партийцы приводят пример дутой репутации всевозможных рейтинговых агентств: это недавнее закрытие Doing Business Всемирного банка, авторов которого заподозрили в искусственном изменении показателей некоторых стран.

По информации представителей научного сообщества, за последние 10 лет половина выпускников докторантуры не защитили свои диссертации по причине отсутствия нужных публикаций.

«Какой эффект от статьи на английском языке в неизвестных нашей стране, нашим ученым журналах? А ведь даже в научных грантах обозначены немалые суммы на такие публикации. Это выброшенные на ветер деньги налогоплательщиков. Ни о каком влиянии на фундаментальные знания или технологическое развитие страны от этих публикаций говорить просто не приходится», - отмечено в запросе.

В России, подчеркнули депутаты, наряду с WoS и Scopus, признаются и научные издания, индексируемые в наукометрической базе данных РИНЦ (Российский индекс научного цитирования). РИНЦ является одним из основных источников информации для оценки НИР. Она тоже подвержена критике, но все же – это отечественная система, она доступна ученым.

Как указывают депутаты, в 2017 году они уже делали аналогичный запрос в МОН. В ответе министерство заверило: ведется разработка казахстанской базы цитирования, планируется охватить научные издания даже соседних стран Центрально-Азиатского региона, не имеющих своих национальных индексов цитирования. Однако, по свидетельству ученых, эта база до сих пор не используется.

Видя в сложившемся положении большую опасность для нашей науки, «Ак жол» предлагает наряду с европейскими наукометрическими системами использовать собственную национальную (по аналогии с РИНЦ), либо создать интегрированную (в рамках ШОС или ЕАЭС) систему, которая могла бы аккумулировать публикации казахстанских авторов, а также информацию о цитировании этих публикаций. При этом требуется обеспечить профессиональную ответственность научных руководителей за уровень публикаций.

В ответе МОН, также опубликованном на сайте партии, говорится, что «анализ импакт-фактора Казахстанской базы цитирования показывает весьма низкие значения, особенно в социально-гуманитарных направлениях науки. Это означает, что отечественные авторы не цитируют авторов, публикующихся в наших журналах. Такое положение дел является свидетельством низкого качественного уровня научных изданий». В целом ответ министерства оставляет ощущение привычной отписки – мол, публикуйтесь в международных журналах, а в казахстанской науке все в порядке.


Научный мусор


Напомним, что в 2018 году до Казахстана докатился глобальный скандал – из международной базы научных изданий удалили «мусорные» журналы, где публиковались и ученые РК.

База научных изданий Scopus в ходе ежегодной чистки библиотеки удалила из своих рейтингов журналы, не имеющие научной ценности, так называемые «мусорные» журналы. В этих изданиях оказалось от несколько сотен до нескольких тысяч (данные источников разнятся) публикаций казахстанских ученых. Как сообщалось, более трети всех казахстанских авторов публикуются в журналах-«хищниках» (черный список изданий Джеффри Билла), начиная с 2013 года.

Издательская корпорация Elsevier в 2017 и 2018 годах приостановила индексацию в базе Scopus соответственно 299 и 424 нерепутационных издания. Пресса отметила, что среди ученых, опубликовавших свои работы в журналах-«хищниках», а также в изданиях, которые были исключены из базы Scopus, – ректор КазНУ, академик Национальной академии наук, директора институтов.

Согласно данным СМИ, в списке лидировали Павлодарский педагогический университет, Нархоз, ЖенПи, Алматинский технологический университет, Карагандинский университет Болашак и многие другие. У лидеров антирейтинга доля исключенных из базы статей и обзоров составляла 50-89%.

Научной ценности указанные журналы не имеют, а статьи там публикуются за определенную плату от авторов. Средняя стоимость за публикацию в фальшивом журнале составляет около 1600-1800 долларов. Специалисты поясняют, что для привлечения авторов «хищные» издательства декларируют фальшивую индексацию в Scopus, указывают имена известных ученых в рецензиях исследований, о которых эти учёные не имеют понятия. Также публикуют импакт-фактор (индекс цитирования, показатель важности научного журнала) от несуществующих фейковых компаний.

Отметим, что казахстанские ученые только с 1 октября 2017 года получили доступ к базе данных Scopus, поскольку ранее Казахстан отказывался от национальной подписки.

В 2018 году, кроме прочего, выяснилось, что наша страна – мировой лидер по публикациям в «хищных» журналах, по совокупности за пять лет из Scopus исключили 32% отечественных статей. Такие сведения привел в интервью Kapital.kz привел профессор КазНУ им. аль-Фараби Булат Кенесов, проанализировавший данные по публикационной активности казахстанских вузов в научных журналах, индексируемых в базе данных Scopus. Профессор сделал обзор научных статей 44 казахстанских вузов, написанных с 2013 по 2017 год.

По его словам, фейковые издания за деньги публикуют работы любого, даже самого низкого уровня, без рецензирования. Результаты исследования показали, что «отдача от вложений в казахстанскую науку намного ниже, чем в среднем по миру. Часть средств тратится на ненаучные, околонаучные и псевдонаучные исследования, результаты которых невозможно опубликовать в престижных научных журналах, только в журналах с сомнительной репутацией».

Прогремевший скандал не удивил ни ученых, ни депутатов. Последние подчеркнули тот факт, что на науку выделяется ничтожное количество бюджетных средств, а те, что выделяются становятся жертвой коррупционной возни. В частности, в том же году разразился скандал вокруг научных грантов, которые получали компании, возглавляемые членами комиссии, распределяющей гранты.

Кроме того, специалисты считают, что многие казахстанские ученые попросту не дотянут по уровню до авторитетных изданий, публикующих материалы бесплатно, но только после тщательного изучения. К «мусорным» изданиям их толкает желание получить ученую степень и продвинуться по службе.

В позорном списке, который возглавила наша страна, присутствуют также Индонезия, Судан, Египет, Алжир, Нигерия, Сирия, Ирак и тому подобные страны. Кроме прочего, присутствуют Кыргызстан, Таджикистан, Украина и Россия, но у последних процент исключенных публикаций довольно низок.

Также, по данным прессы, в 2017 году самым востребованным журналом среди казахстанских ученых стал «хищный» журнал Man in India. Как подсчитали аналитики, на его страницах авторов из Казахстана намного больше, чем их коллег из Индии. В 2018 году Scopus приостановил индексацию Man in India.


Запущенный случай


Разоблачения уловок наших докторов наук далеко не первые в отечественной практике.

В 2014 году Scopus опубликовала список из 13 псевдонаучных журналов, которые либо никогда не были в составе данной базы, либо удалены из нее. В Министерстве образования и науки РК отметили, что значительная часть статей казахстанских ученых, опубликованных за рубежом за последние два года, появилась на страницах именно этих изданий.

По словам заместителя директора центра исследований и развития Almaty Management University (ранее Международная академия бизнеса) Данияра Сапаргалиева, еще в те годы репутация казахстанской науки стала просто катастрофической. «Мы начали публиковать статьи в нерепутационных, низкорейтинговых или откровенно фальшивых журналах», - отметил эксперт.

То, что наши горе-ученые рванули публиковаться в сомнительных изданиях, Данияр Сапаргалиев объяснил тем, что 31 марта 2011 года в стране были утверждены Правила присуждения ученых степеней. Согласно им для получения степени PhD нужны статьи в журналах с высоким импакт-фактором (индексом цитирования). В МОН РК отметили, что многие статьи казахстанских ученых, опубликованные в соответствующих журналах, не востребованы зарубежными коллегами, о чем свидетельствует отсутствие ссылок на них.

Также в 2014 году АО «Национальный центр научно-технической информации» заявил о том, что каждая десятая научная работа в Казахстане является плагиатом. С тех пор известные ученые, в том числе, руководители вузов, были пойманы на плагиате, но, как правило, на их карьеру это не повлияло.

Таким образом, погоня за рейтингами и престижем лишь повредила репутации казахстанской науки, поскольку вынужденный рост количества публикаций не отразился на индексе их цитируемости в научной среде. Напротив, востребованность исследований была и остается низкой, а научные работники платят тысячи долларов мошенникам.

Возвращаясь к запросу партии «Ак жол» отметим, что очередное новшество – присуждение степени без защиты диссертаций – в стране уже назвали очередным шагом к уничтожению казахстанской науки. Публикация в фейковых изданиях и плагиат – лишь вершина айсберга. Основная проблема, считают эксперты, в том, что государство не желает вкладываться в науку, но, тем не менее, требует ее коммерциализации. По мнению специалистов, чиновники просто не хотят понимать, что технологические прорывы западных стран, Японии или Кореи – результат многолетней работы, фундаментальных исследований.  

Наши же ученые в основной массе выживают на низкую зарплату, самые оборотистые из них идут на плагиат и заведомый подлог, как в случае с нерепутационными журналами. Кроме того, в РК отсутствует лабораторная база для исследований, а если лаборатории и появляются, то зачастую они простаивают, так как ими не умеют пользоваться. В то же время, западные и ведущие азиатские страны, навязывая нам искусственные квалификационные правила, элементарно переманивают талантливую молодежь. Отечественные же чиновники, сократив вклад до минимума, создав ученым различные препоны, требуют от науки прорывных практических результатов.

Выходом же в борьбе с мошенническими публикациями, считают эксперты, может стать законодательное закрепление более строгих правил присуждения ученых степеней, присвоения ученых званий, а также ужесточение требований к публикациям, особенно в тех проектах, где выделяется государственное финансирование. Также нужно пристально следить за действиями руководителей таких проектов, повысить общую прозрачность выделяемых грантов.

Кстати, Китай внедрил программу по борьбе с научным мошенничеством. Как пишут аналитики, после первой публикации в сомнительных журналах автор получает предупреждение, а в дальнейшем он может быть отстранен от получения грантов или даже уволен. То же самое касается и вузов или организаций, участвующих в процессе – за недобросовестность они лишаются финансирования.
+4
    10 313