Сегодня

476,01    490,15    70,64    7,81
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

«Заявить на мужа стыдно»: как в Казахстане предлагают бороться с домашними тиранами

Маржан БакиеваЛитер
27 июля 2022
В Казахстане для привлечения к ответственности бытового тирана в скором времени, возможно, не понадобится заявление от жертвы. Если соответствующие поправки будут приняты, уйдет в прошлое ситуация, когда избитая женщина на следующий день после побоев заверяет полицейских, что с супругом помирилась и претензий к нему не имеет. Однако юристы и общественные деятели считают, что заявление – лишь верхушка айсберга в проблеме под названием “семейно-бытовое насилие”. Какими мерами нужно дополнить эту инициативу стражей порядка, они рассказали журналисту Liter.kz.

Не проходит и дня без новости в СМИ о семейно-бытовом насилии. Вот уже несколько дней казахстанцы переживают за состояние алматинки, которую прямо на улице изрезал бывший супруг, в Мангистауской области муж не побоялся ударить свою жену в присутствии ее родителей, в Усть-Каменогорске сожитель после ссоры сжег дом своей возлюбленной.

Всего с начала года на пульт полиции поступило 70 тысяч сообщений о насилии в семье. Но большую половину пришлось “списать”, поскольку жертвы отказывались заявлять и давать показания против домашних тиранов. Поэтому-то по стране к административной ответственности за семейно-бытовые конфликты привлечены всего 20 тысяч человек.

Бить стали в целом друг друга больше, чаще, сильнее. И дети у нас не защищены. Ребенок весь синий стоит, арматурой избили, а мама говорит: "Ну что теперь, я на отца заявление напишу?" И забирает. И все. Этот ребенок дальше живет с извергом. Вот точно также с женщинами, – заявила на общественных слушаниях член республиканского совета по защите прав детей, женщин и семьи при партии АMANAT Жанар Ахметова.

Зачастую у полиции связаны руки, так как большинство женщин уже на следующий день после конфликта отказываются от претензий к своим мужьям. Как утверждает старший инспектор подразделения по защите женщин от насилия столичного департамента полиции Гульмира Шрахметова, потерпевшими в этот момент двигают разные причины – и страх перед партнером, и уговоры родственников, и боязнь осуждения обществом, и зависимость от насильника, а порой и все вкупе. С этого момента полномочия полиции в этой сфере ограничены. Сотрудники органов внутренних дел могут привлечь домашних тиранов к ответственности только при наличии заявления. А без него семья остается наедине со своей проблемой.

Однажды поднявший руку вряд ли сможет остановиться. Насилие в семье становится нормой. Одной лишь пощечиной или ударом дело не ограничивается. Домашний тиран переходит к регулярным избиениям, что может привести и к убийству. Мало того, замалчивая проблему, жертва подвергает страданиям и своих детей. По данным ВОЗ, ежегодно в Казахстане от рук супругов или так называемых гражданских мужей умирает около 400 женщин.

Чтобы взять под контроль проблему, которая с годами только усиливается, в Министерстве внутренних дел РК предлагают арестовывать бытовых насильников без заявлений пострадавших.

Мы предлагаем перейти от заявительного на выявительный характер реагирования на бытовые насилия, привлекать нарушителей за сам факт. Сегодня сотрудник выехал, увидел побои, но без заявления у него не будет правовых оснований, чтобы привлечь. Теперь он запишет все на видеорегистратор и заявлений потерпевшего уже не нужно. Так мы сможем обеспечить принцип неотвратимости наказания, – сообщил министр Марат Ахметжанов.

Данные изменения входят в разрабатываемую МВД совместно с главой государства Концепцию по обеспечению общественной безопасности в партнерстве с обществом.

В ответ на предложение МВД в Союзе кризисных центров Казахстана заявили, что данные меры нужно было ввести давно. Но мешали коррупционные риски.

Заявительная система – это неправильный подход. Мы, как налогоплательщики, платим сотрудникам, просим приехать на вызов и оценить риски. У полицейского должны быть профессиональные навыки, чтобы верно оценить ситуацию, понять, было ли бытовое насилие и грозит ли оно усугубиться, затем он составляет рапорт. Во всех развитых странах этого рапорта достаточно, чтобы привлечь агрессора к ответственности. Но так как Казахстан занимает одно из первых мест по коррупционным действиям, то некоторые возможности полиции ограничили. Возможно, отсутствие заявительной системы приведет к тому, что потерпевшие начнут тщательнее продумывать свои действия и не вызывать полицию в качестве устрашения для партнера. А у стражей порядка будет больше времени для выполнения другой не менее важной работы, – говорит глава Союза кризисных центров Казахстана Зульфия Байсакова.

Юрист одного из казахстанских кризисных центров Куаныш Масалимов добавил, что необходимо четко проработать регламент фиксации фактов насилия. По его словам, сейчас в полиции агрессоров привлекают к ответственности после заявления потерпевшего человека, оно фиксируется по всем правилам и потеряться уже не может.

Для меня пока неясно, как факт насилия будет зафиксирован без соответствующего заявления. Кроме этого, нужно проработать вариант, когда полицию вызывает не жертва, а, к примеру, соседи, которые думают, что в квартире происходит насилие. И каким образом должны в таком случае поступить стражи порядка? Наши полицейские должны быть грамотными, чтобы оценить степень риска для женщины и понять, был ли действительно факт насилия или это был разговор на повышенных тонах, – говорит эксперт.

Кроме выявительного характера реагирования на правонарушения, в Казахстане в отношении агрессоров необходимо проводить психологическую и психиатрическую оценку его личности, считают юристы. Специалисты должны проанализировать, на что он способен в дальнейшем.

Когда женщина долго подвергается насилию, у нее начинает изменяться психика. Она уже не видит, что эти отношения нездоровые. За долгую практику я запомнила молодую женщину. Она умная, образованная, единственная дочь в семье. Супруг регулярно ее избивал. К нему применяли различные меры воздействия. Но его ничто не останавливало. Он избитую ее повел к нотариусу и заставил подписать расписку, что она должна ему 50 млн тенге. Потом вынудил ее родителей переписать на него свое имущество. После очередной попытки уйти, агрессор сжег ее машину. Каждый раз женщина к нему возвращалась, и не только из-за угроз. Она твердила, что он изменился. От такой жертвы заявления можно не дождаться. Она уже психически нездорова, а он явно психопат. Тут точно нужно вмешательство полиции. Но с супругами требуется командная работа психологов, – считает директор филиала “КазЦПЮ” Северо-Казахстанской палаты юридических консультантов ZANGER Аяжан Кожатаев.

Семейно-бытовое насилие – тема, которая хоть и набила оскомину за долгие годы, но до сих пор остается актуальной. Менталитет, жалость, зависимость, “любовь” и другие отговорки заставляют казахстанских женщин порой десятилетиями жить в страхе умереть от рук супругов. Обрекая себя на такую жизнь, они жертвуют и своими детьми, которые вынуждены расти в агрессии и злобе. Вырастая и они, возможно, продолжат эту порочную практику уже в своих семьях. Привлечение тиранов к ответственности без заявлений, быть может, позволит наконец сдвинуть решение вопроса с мертвой точки. Но и этого недостаточно, ведь если наказание останется столь же мягким, то жертвы все равно останутся беззащитны перед тем, кому они когда-то вверяли свои жизни.
+2
    5 370