Сегодня

456,98    489,43    67,33    6,45
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Казахстан: власти предлагают приравнять весь интернет к СМИ и называть это масс-медиа

Анастасия ЯцунCABAR.Asia
24 января 2023
Коллаж: © Русские в КазахстанеВ Казахстане обсуждают законопроект «О масс-медиа», который разработало Министерство информации и который хотят принять в этом году. Однако эксперты считают, что сейчас документ сырой и включает в себя те пункты, которых в нем не должно быть. Например, закон будет регулировать работу не только журналистов, но и всех, кто выкладывает контент в интернете – в телеграм-, ютуб-каналах и на других онлайн-платформах.

Власти хотят объять необъятное


Действующий закон «О СМИ» РК был разработан еще в 1999 году, его переделывали и перекраивали столько раз, что эксперты стали саркастически называть этот документ ветошью или лоскутным одеялом и давно уже добивались принятия нового закона о средствах массовой информации.

Однако «ускорителем» для власти стало не местное журналистское сообщество, а война в Украине.

«Геополитическая ситуация в мире обозначила ключевую значимость масс-медиа в формировании информационной безопасности и распространении достоверных сведений. События последних месяцев показывают явную необходимость укрепления информационного суверенитета», – так разработчики объяснили необходимость появления нового закона.

В мае 2022 года власти собрали рабочую группу по созданию проекта закона, а спустя восемь месяцев, 6 января 2023 года, Министерство информации и общественного развития вынесло на всеобщее обсуждение концепцию и  законопроект «О масс-медиа».

Диана Окремова. Фото с личной страницы в Facebook
«Текст законопроекта очень сырой, – высказывает свое мнение директор общественного фонда «Правовой медиа-центр» Диана Окремова, которая выступает экспертом в группе по разработке проекта. – В этом проекте очень много вопросов, очень непонятных вещей. Неясно, как они будут реализованы на практике».

Так, в проекте появилось новое понятие масс-медиа – это СМИ и интернет-ресурсы, к которым, по словам Окремовой, приравниваются все официально зарегистрированные традиционные СМИ, официально зарегистрированные интернет-ресурсы и другие интернет-источники информации – блогеры, паблики и тому подобное. При этом отдельной нормы, где говорится, что блогеры приравниваются к СМИ в законопроекте нет.

«Нормы, которая приравнивает блогеров к журналистам, нет, – подтверждает юрист общественного фонда «Правовой медиа-центр» и участница рабочей группы по разработке законопроекта Гульмира Биржанова. – Но когда закон называют «О масс-медиа» и в понятийный аппарат (отдельный блок  в законе – Ред.) включают, что масс-медиа – это СМИ и интернет-ресурсы, то это одно и то же, только другими словами. Интернет-ресурсы – это как раз всё, что есть в интернете».

Проще говоря, если проект закона в нынешней редакции вступит в силу, блогеры будут нести ту же ответственность, что и журналисты. Правда, работа блогеров, пабликов и различных каналов в социальных сетях уже регулируются административным и уголовным кодексами. Поэтому эксперты не понимают, зачем включать все интернет-ресурсы в закон о СМИ, и выступают против этой нормы.

«Мне кажется, что это чрезмерная попытка повлиять на все, объять необъятное. Мы считаем, что не нужно блогеров приравнивать к СМИ и давать им ту же ответственность и те же полномочия. Потому что для них, как и для всех людей, существует достаточно законов и норм, которые могут их ограничивать», – добавляет Диана Окремова.

Она также опасается, что приравнивание всех интернет-ресурсов к средствам массовой информации может привести к путанице и неработающим нормам: «Такой объем контролирующих функций – это очень сложно. То есть контролировать по сути весь интернет – я, если честно, не понимаю, как наше министерство собирается это делать».

Дмитрий Шишкин, журналист и основатель телеграм- и ютуб-проекта Shishkin like, уверен, что для работы его коллектива с введением нового закона ничего не изменится:

«Мы и так работаем как профессиональная редакция. Да, мы не зарегистрированы как СМИ, но на наши запросы без этого отвечают через e-otinish (специальный сервис, который позволяет всем казахстанцам делать запросы в государственные органы – Ред.). Аккредитация нам не нужна, в госзакупках мы не участвуем, поэтому нам эта регистрация (постановка на учет в госорганах СМИ – Ред.) не нужна. Но как бы если будут настоятельно просить, то мы зарегистрируемся, ничего страшного».

Дмитрий Шишкин. Фото с личной страницы в Facebook
Тем не менее журналист считает, что Казахстану в принципе не нужен закон о СМИ и Министерство информации. 

«Живут же Соединенные Штаты сотни лет без Министерства информации и без закона о СМИ. И медиа там хорошо развиваются просто на основании поправки о свободе слова (поправки к Конституции США – Ред.). У нас в Конституции тоже есть положение о свободе слова, есть законы, Гражданский кодекс, Уголовный кодекс, где оговорены различные виды возможных правонарушений. Для чего нужен закон о СМИ, я не до конца понимаю», – признается Шишкин.

Снимите это немедленно 


По мнению Гульмиры Биржановой, из законопроекта необходимо исключить пункт, в котором говорится, что физические и юридические лица могут требовать удаления недостоверной информации или сведений, размещенных СМИ.

«Это очень плохая норма, – переживает юрист. – Все, кому не лень, будут просить удалить материал. Сейчас я не скажу, что не требуют удалять, но мы хотя бы говорим СМИ, что это на ваше усмотрение. То есть нет такой обязанности удалить материал. Но если в законе такая формулировка появится, то наши СМИ просто завалят требованиями об удалении».

Ситуацию усугубляет тот факт, что в проекте не прописано, кто будет определять, что опубликованная информация недостоверна (сейчас эта функция находится в ведении судов).

«Мы настаиваем на удалении этой нормы, потому что в ней не прописано, какой будет механизм. Не понятно, каким образом будет проходить этот процесс. Поэтому она собственно и не нужна», – отмечает Диана Окремова.

Журналистам «скостят» срок 


В проекте закона «О масс-медиа» множество норм, требующих исключения, пересмотра или четкого описания механизма работы. Но в нем есть и положительные моменты.

Один из них – это введение срока исковой давности. Сейчас в законе о СМИ он не прописан, поэтому на журналистов могут подать в суд через десятилетия после публикации. В проекте закона «О масс-медиа» срок исковой давности появился. Он составляет три года. Однако журналисты предлагают сократить его до одного года.

«Мой трудовой стаж в журналистике составляет около 20 лет. Сроки исковой давности по материалам очень волнуют, потому что вынуждены хранить все свои звукозаписи, начиная с начала своей карьеры. Предлагаю установить срок исковой давности не более чем один год. На мой взгляд, этого срока достаточно, чтобы предъявить журналистам претензии по вышедшим материалам», – написала в комментариях к проекту закона руководитель корпункта Закон.кз в Астане Оксана Скибан.

Гульмира Биржанова. Фото с личной страницы в Facebook
Юрист Гульмира Биржанова также считает, что срок исковой давности должен быть ограничен одним годом, как это делается во многих других странах.  

«Тем не менее сейчас по этому вопросу точной позиции [в правительстве] нет, есть разногласия между государственными органами –  некоторые  не хотят ограничивать срок исковой давности. Но мы будем настаивать, что срок исковой давности все-таки должен быть ограничен. Хоть три года, но, конечно, в идеале должен быть год».  

Публичные обсуждения проекта закона «О масс-медиа» продлятся до 27 января – до этого дня все желающие через онлайн-платформу legalacts.egov.kz могут вносить свои предложения и замечания. После  этого документ отправят на доработку. И, как говорится на сайте открытых НПА, внесенные рекомендации рассмотрят и учтут в дальнейшем.
-1
    6 942