Последние новости


Три разных феминизма Казахстана

14 сентября 2018
222
0

Недавняя акция алма-атинских феминисток против стигматизации менструаций привлекла внимание многих СМИ и вызвала в них и в социальных сетях дискуссию: актуален ли феминизм в Казахстане, и если да, то какой именно феминизм нужен стране на самом деле?

 

В последние годы в медийной сфере Казахстана присутствуют два феминистических течения. Первое продвигается международными неправительственными организациями и включает в себя равенство и борьбу с дискриминацией, политическое представительство, борьбу с насилием против женщин. Эту тему продвигают многочисленные НПО. В основном сторонникам этого течения больше 35 лет. Второе продвигается так называемыми «хипстерскими» СМИ: это вопросы ЛБГТ, приставаний, травли, унижений, сексуальной объективации и др. Это течение проникло в Казахстан частично через соответствующие российские СМИ, частично — через американские.

 

Именно приверженцами второго течения являются протестовавшие на алма-атинском «Арбате». Активисткам меньше 30 лет, численно их очень мало, они плохо организованы, но их поддерживают глянцевые СМИ и социальные сети. Параллельно к этим деятелям стараются примкнуть и активисты ЛБГТ-движения, которые добиваются таким образом продвижения важных для них тем.

 

Но оба течения на самом деле довольно чужды Казахстану, потому что совсем не учитывают региональную специфику.

 

Первое было разработано для постколониальных стран Азии и Африки, которые получили независимость после 40−50-х годов ХХ века и чье существование было омрачено постоянными войнами, переворотами и очень слабым человеческим развитием. В некоторых странах после ухода колонизаторов число грамотных людей измерялось долями процента. Но Казахстан не был колонией, он был частью СССР, который при всех недостатках был модернизационным проектом. Право голосовать женщины получили еще при Временном правительстве в 1917 году, а в той же Швейцарии — только в 1971-м. Если же вспомнить о представительстве женщин в политике, то в СССР первой женщиной-министром стала Александра Коллонтай еще в 1917 году. При этом первой женщиной-министром в США стала Фрэнсис Перкинс в 1933 году, а в Великобритании — Маргарет Бонфилд в 1929 году. То есть многое из того, что продвигается этой программой, для Казахстана давно не актуально.

 

Второе течение сугубо американское. При этом надо понимать, что в реальности США заметно отличаются от того образа, который транслирует Голливуд. Изначально США — страна протестантских сектантов: баптистов, евангелистов, англикан, квакеров, методистов, пятидесятников, адвентистов и так далее. Это также страна, в которой до сих пор, несмотря на все усилия, жив расизм. Соответственно, проблемы абортов, расовой и религиозной дискриминации, гомофобии, культура травли — это исконно американские проблемы, с которыми в стране борются. Но из-за мессианских взглядов, которые также растут из протестантизма, США начинают собственные проблемы транслировать в мир так, как будто они актуальны для всего мира. И пусть понятно, что тема неактуальна для Казахстана или России, но зато она в тренде, на нее выделяются гранты, использование ее в публичном пространстве приносит известность и определенные преимущества.

 

Чтобы в этом убедиться, достаточно вспомнить, что в Казахстане последние лет 80 практически исчезла модель семьи с женщиной-домохозяйкой, типичная для США. В Казахстане гораздо чаще встречаются семьи, где женщина является не только главным, но иногда и единственным кормильцем. Согласно статистике, в стране в среднем 25% женщин — в парламенте, 55% — на государственной службе, 16% — в армии, 52% — среди профессорско-преподавательского состава вузов, 30−35% — среди руководителей компаний.

 

А вот третье феминистское течение, существующее в Казахстане, в СМИ очень мало представлено. Оно в основном связано с государством и является частью его социальной политики. Речь о Национальной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике, о советах женщин-предпринимателей, различных женских ассоциациях и так далее. Они связаны с женщинами из бизнеса и политики. На самом деле это и есть самое влиятельное женское лобби в стране. Но увы, оно не отвечает модным требованиям. Модно устраивать акции с плакатами, но немодно выделять миллиарды тенге льготных кредитов через Европейский банк реконструкции и развития и «Даму» на женское предпринимательство. Модно говорить во весь голос о притеснениях гомосексуалистов, но почему-то никто не говорит, что операции по смене пола в Казахстане оплачивает государство.

 

При этом все публичные дискуссии на тему «женского вопроса» игнорируют классовое разделение общества, несмотря на очевидность того факта, что у женщины с деньгами один набор прав и возможностей, у бедной женщины — совсем другой. В этих дискуссиях многие участники стараются убедить оппонентов в том, что и богатые, и бедные женщины одинаково страдают от мужской дискриминации. Хотя женщине с высокой зарплатой гораздо проще отделиться и жить самостоятельно, не страдая от того же бытового насилия со стороны родственников.

 

Суть вопроса в том, что главной проблемой для казахстанских женщин остается бедность. Чем меньше денег в семье, тем тяжелее женщине, особенно если у нее есть дети. При грядущем падении доходов населения и сокращении рабочих мест обострятся сразу следующие проблемы:

 

  1. Невыплаты алиментов.
  2. Для бедных семей возрастет значимость социальных пособий на детей и пенсий по инвалидности. Это значит, что женщин заставят больше рожать, чтобы на эти деньги содержать еще и неработающего мужа.
  3. Возрастет и нагрузка на пожилых женщин. Они чаще доживают до пенсии, на которую им придется содержать безработных детей — и это уже довольно типичная ситуация для сельской местности и малых городов.
  4. Женщинам будет всё трудней найти работу — все хорошие места будут отдаваться мужчинам. Остается вариант самозанятости или путь домохозяйки. А отсутствие собственных денег — это уже зависимость о мужчины и связанные с этим трудности.
Вторая по важности проблема — это столкновение стереотипов в голове отдельно взятой женщины. Дело в том, что Казахстан объективно — это капиталистическая страна с отчасти модерновой, отчасти постмодерновой экономикой и стремительно либерализующейся социальной сферой. В это же время в обществе стали популярны взгляды, которые иначе как архаизацией не назовешь. Экономика требует грамотного финансового планирования и небольшой семьи, а общество в виде родственников вынуждает брать кредит на пышную свадьбу и рожать до тех пор, пока не появится мальчик.

Но в столкновении мира иллюзий и мира денег с сокрушительным счетом всегда побеждают деньги. А следуя требованиям общества, женщины обрекают себя на бедность, значит, и на поражение в правах.

 

Однако сейчас опросы казахстанской молодежи показывают, что она становится даже более религиозной и консервативной, чем поколение их родителей и даже дедушек и бабушек. Это значит, что архаичная сельская модель финансового поведения будет разорять людей и дальше. Больше нет нужды в массовых армиях, так что права женщин могут и сокращаться, пусть не законодательно, но в реальной практике.

 

Таким образом, выходит, что у женщин в Казахстане те же проблемы, что и у всего общества в целом: низкие доходы, растущая преступность, повышение цен на товары и услуги, безработица, низкое качество медицины и образования, проблемы с инфраструктурой и доступным жильем, с соблюдением прав человека и социальных гарантий. Их и надо решать в первую очередь. Когда же женщины будут иметь достаточно денег и собственное жилье, тогда и можно будет поговорить о том, как часто их трогают за разные части тела на работе.


Марат Шибутов | ИА Регнум
  • Не нравится
  • +3
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO