Сегодня
425,02    498,17    65,85    5,85
   Нур-Султан C    Алматы C
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Можно ли остановить образовательную эмиграцию из Казахстана?

Баян АхметQMonitor
8 сентября 2021
Коллаж: © Русские в Казахстане1 сентября в вузах начался новый учебный год. Пока неизвестно, какое количество студентов-первокурсников набрали казахстанские университеты, а сколько наших молодых соотечественников отправились за получением высшего образования в другие страны. Между тем, интересно было бы узнать, изменилась ли (и насколько) наметившаяся в последние годы тенденция к росту «студенческого экспорта» из нашей республики.


Манящие квоты


В 2019/20 учебном году в иностранных вузах проходили обучение, по разным оценкам, от 90 до 95 тысяч выпускников казахстанских школ. Более чем две трети из них (около 61,5 тысячи) грызли гранит науки в России, почти каждый пятый (порядка 17 тысяч) – в Китае. Именно эти две соседние страны стали самыми притягательными для наших юношей и девушек, желающих получить высшее образование за рубежом. Разумеется, притягательными по соотношению «цена-качество», поскольку не будь обучение в оксфордах и гарвардах столь дорогим, они бы выбрали их. 

В России студенты из Казахстана вообще являются самым многочисленным «иностранным контингентом». Повторюсь, в 2019/20 году там обучались 61,5 тысячи наших соотечественников (в среднем 13-15 тысяч на каждом курсе – то есть, столько выпускников казахстанских школ ежегодно поступали в университеты РФ). Это в полтора раза больше, чем студентов из Узбекистана (40 тысяч) – второго по численности своих представителей в российских вузах. Основная часть их получает образование на коммерческой основе, но есть немало и таких, кто проходит обучение бесплатно – по квотам, выделяемым правительством РФ. Причем последних становится все больше. 

Дело в том, что Россия ежегодно увеличивает количество таких квот для студентов из-за рубежа. Если в 2019-м их было выделено 13 тысяч, в прошлом году – 15 тысяч, то в нынешнем – уже 18 тысяч. И это еще «цветочки». Президент РФ Владимир Путин поручил правительству в течение ближайших двух лет (к 2023-му) довести количество квот для иностранцев до 30 тысяч. Россия намерена более активно участвовать в мировой гонке за молодыми умами, за теми, из кого можно вырастить будущую интеллектуальную и технологическую элиту или хотя бы сформировать качественный человеческий капитал. Тем более что РФ переживает серьезный демографический спад, ее население стареет. Рассчитывать на массовое привлечение студентов из Европы ей сложно, но есть страны СНГ, и, прежде всего, центрально-азиатские, где население быстро растет и где много русскоязычных абитуриентов, которых не надо адаптировать к российскому образованию в языковом отношении. К тому же сегодня в РФ появилось много онлайн-школ, которые дистанционно (разумеется, за определенную плату) могут подготовить абитуриентов из других стран к сдаче единого государственного экзамена – ЕГЭ. 

Такие планы нашего северного соседа создают для Казахстана дополнительную угрозу, связанную с возможным усилением тенденции к «утечке мозгов». Ведь как бы ни критиковали, причем в целом справедливо, российское высшее образование, его уровень остается более высоким, чем в нашей стране. А главное – среди действующих там 1200 вузов есть, как минимум, два-три десятка, которые дают хорошие, даже по европейским меркам, знания. В том числе расположенные недалеко от границ Казахстана – в Томске, Новосибирске, Омске, Казани… И если наш юный соотечественник выиграет квоту (для чего надо либо успешно сдать ЕГЭ или вступительные экзамены, либо стать призером российской образовательной олимпиады), то высока вероятность, что он вырастет в квалифицированного специалиста. Которого наша страна, скорее всего, уже потеряла… 


Хуже, но дороже…


Но, как уже сказано выше, большинство выпускников казахстанских школ, выбравших российские вузы, обучаются на коммерческой основе. Их выбор нередко связан с упомянутым соотношением «цена-качество». 

Например, на новый учебный год Казахский национальный университет (КазНУ) имени аль-Фараби установил в качестве минимальной платы за обучение один миллион тенге. А на целом ряде факультетов стоимость еще выше: востоковедение и филология – по 1.130.000, экономика и бизнес, международные отношения – 1.300.000, юридический – 1.600.000. 

Теперь сравните с ценами в Новосибирском и Казанском государственных университетах – там они составляют от 160 до 200 тысяч рублей на все специальности, включая те же экономику и юриспруденцию. В переводе на тенге это от 930.000 до 1.150.000. То есть меньше, чем в КазНУ. Между тем, оба названных российских университета входят в топ-10 вузов РФ, а Новосибирский – в топ-5. 

Обеспечивает ли КазНУ более высокий уровень знаний, чем, например, НГУ? Вряд ли. Ситуация, скорее, прямо противоположная. Ведь почти три четверти профессорско-преподавательского состава НГУ – это ученые Сибирского отделения Академии наук РФ, плюс у студентов Новосибирского университета гораздо больше возможностей для того, чтобы заниматься научными исследованиями как в вузовских лабораториях, так и в различных НИИ Сибирского отделения. Да и с точки зрения международной репутации сравнение явно не в пользу КазНУ. 

В Казахстанском институте менеджмента, экономики и прогнозирования (КИМЭП) цена за обучение еще выше, причем значительно. Стоимость одного кредита на предстоящий учебный год – 88.990 тенге, и если студент планирует уложиться в четырехлетний срок (так поступает большинство), то ежегодно ему нужно брать в среднем 36-37 таких кредитов. Несложно подсчитать, что годовой курс обойдется в 3,2 – 3,3 миллиона тенге. А за все время обучения придется заплатить порядка 13 миллионов, причем при условии, что за четыре года цена не повысится.  

Это в полтора раза больше, чем в Московском государственном университете, который нынче не стал повышать расценки: на подавляющем большинстве факультетов стоимость обучения сохранилась в пределах от 391 тысячи до 436 тысяч рублей (2,3 – 2,5 миллиона тенге). Между тем, МГУ – вуз №1 в России, и во всех международных рейтингах он располагается несопоставимо выше, чем любое из высших учебных заведений нашей республики. Кстати, только в прошлом году МГУ принял заявления о поступлении на учебу от более чем девяти тысяч иностранных граждан, из которых 2,1 тысячи, успешно сдав экзамены, были зачислены на первый курс. Наибольшее представительство среди стран имеют Китай, Южная Корея и Казахстан. 

Теперь сравним технические вузы, близкие по профилю. В Международном (любит наш народ громкие названия) университете информационных технологий, или МУИТ, который принадлежит семье одного из предыдущих министров образования Казахстана, стоимость обучения по основным специальностям на предстоящий учебный год повысили для первокурсников до 1.104.000 тенге, для второкурсников – до 1.160.000. А, скажем, в Томском университете систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР), имеющем неплохую репутацию и включенном в различные международные рейтинги, студенты всех курсов всех основных факультетов заплатят за год обучения 152,5 тысячи рублей, пли примерно 880 тысяч тенге. Причем в зависимости от количества баллов, набранных при поступлении, абитуриенты могут получить существенные скидки – вплоть до половины полной стоимости. То есть, руководство вуза проводит гибкую ценовую политику, чтобы заполучить как можно больше толковых ребят и девушек. А Томск находится недалеко от Казахстана. 

Еще один показательный момент. Например, в КазНУ, в Евразийском национальном университете имени Гумилева плата за обучение для иностранных граждан в полтора раза выше, чем для казахстанцев: от 3,4 до 4-х тысяч долларов в год. Тогда как в тех же НГУ, ТУСУР и многих других вузах РФ молодые люди из стран СНГ, да и часто из государств дальнего зарубежья могут получить высшее образование на одинаковых с россиянами финансовых условиях. 


Порочная практика


Иначе говоря, руководители государственных и хозяева частных вузов Казахстана в своем желании как можно больше заработать на студентах (при этом качество образования обычно уходит куда-то на задний план) лишь стимулируют их выезд из страны. 

Пару лет назад были опубликованы результаты исследования «Внешняя молодежная миграция в странах Центральной Азии», проведенного под общим руководством Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при поддержке миссии Международной организации по миграции (IОМ) в Казахстане. Один из главных выводов заключался в следующем: «Именно получение качественного образования за границей как залог успешной карьеры в будущем является драйвером образовательной миграции. При этом зачастую она перерастает в трудовую миграцию, так как высококвалифицированные специалисты не спешат возвращаться домой после получения диплома…. Повышенный интерес молодежи стран Центральной Азии к обучению за рубежом во многом является реакцией на существующие проблемы в национальных системах образования».

Такой поведенческий мотив особенно характерен для казахстанской молодежи. Например, отвечая на вопрос «Что является для вас самым важным в жизни?», молодые люди из других государств Центральной Азии на безусловное первое место поставили «семью, родственные связи». А вот их казахстанские сверстники наиболее важным для себя назвали «профессиональную востребованность и самореализацию, карьерный рост, возможность приобретения новых знаний и навыков». Словом, все то, чего невозможно добиться без получения качественного образования – прежде всего, высшего и профессионального. 

Одновременно многие наши соотечественники отметили «заметно ухудшившуюся ситуацию в сфере образования на всех уровнях», засилье коррупции в казахстанских вузах. Вот один из характерных ответов: «Решила учиться в России. Это ближе и дешевле. Проживание здесь [в Казахстане] дороже, и обучение тоже – в два раза. Здесь [студенты] платят деньги за обучение и не появляются, там такого нет. Там за 5 лет попросили у группы только коробку шоколада».

Вывод очевиден: пора срочно браться за наведение порядка в отечественных вузах, где ситуация сегодня даже хуже, чем в системе школьного обучения. Одним только увеличением количества грантов проблему образовательной эмиграции не решить. 
+11
    16 307