Сегодня
426,32    496,24    66,74    6,04
   Нур-Султан C    Алматы C
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Русский язык в Узбекистане объявили «неправильным»

Сергей АксёновСвободная Пресса
7 октября 2021

Но трудиться гастарбайтеры из Ферганской долины едут в Россию.


В городе Чирчик Ташкентской области в магазинах, транспорте и школах развесили плакаты с призывом вместо русских слов использовать узбекские. На плакатах напротив того или иного узбекского слова стоит зеленая галочка, а напротив русского слова-эквивалента красный крестик. Визуальный образ имеет явно запретительный характер по отношению к русскому языку.

«По-узбекски не говорят „спасибо“ — говорят „рахмат“, мы галочкой только указываем, как будет правильно», — цитируют СМИ пресс-секретаря мэрии Фахриддина Кадырова. Также местные жители уяснили, что должны говорить «iltimos» вместо «пожалуйста», «tushlik» вместо «обед» и «do'kon» вместо «магазин».

По словам представителя администрации, цель акции — поддержка государственного языка (такой статус имеет узбекский в отличие от русского). Власти хотят научить местных жителей «правильно говорить по-узбекски», а не запретить говорить по-русски. Впрочем, после шквала возмущения филологический «челлендж» с националистическим душком поторопились свернуть.

Столь неуклюжее обращение с русским языком удивляет, поскольку значительная часть жителей Узбекистана выезжает в Россию на работу, где для получения патента на трудовую деятельность необходимо продемонстрировать хотя бы минимальные знания русского языка. Искусственно ограничивая русский язык, узбекские власти лишают своих граждан куска хлеба.

И это при том, что в России, напротив, пытаются где нужно войти в положение гостей из Центральной Азии, в том числе и в языковом вопросе. Например, указатели на московской станции метро «Лесопарковая» дублированы на узбекский и таджикский языки, так как там проходит большой поток пассажиров в миграционный центр в подмосковном Сахарово.

— В прессе Узбекистана анонсировался визит Шавката Мирзиеева в Москву через один-два месяца, — рассказал «СП» редактор AsiaTerra.info Алексей Волосевич из Ташкента. — Перед этим визитом Мирзиеев притормозил подписание закона, который ограничивает использование русского языка в делопроизводстве. Не только русского, но и всех других языков, кроме узбекского. В том числе таджикского. При том, что в Узбекистане таджиков много и они — коренные здесь жители.

— Это целенаправленная политическая линия?

— Мирзиеев является узкоэтническим узбекским националистом. Он уроженец небольшого городка, рос в моноэтнической среде и сейчас, придя к власти в Узбекистане, воссоздает вокруг себя мир своего детства, где все говорят на одном языке — его языке.

При этом Узбекистан никогда не был моноэтнической страной. Здесь всегда жили не только тюркские народности (узбеки), но и иранские (в основном таджики), которые говорили на языках совсем другой языковой группы — таджикском, персидском. В последние 150 лет здесь живут русские. Узбекистан фактически был создан Сталиным из Хивинского и Кокандского ханств, Бухарского эмирата и Шахрисабза. И русский язык был вторым, если не первым языком этой страны.

В 1992 году Ислам Каримов лишил его официального статуса, но внес в закон положение, что все языки должны уважаться. Однако при Мирзиееве начались гонения на русский язык. Они идут тихо, исподтишка. То в одном регионе чиновники начинают снимать вывески на русском языке, то в другом. Поднимается возмущение, чиновники откатывают назад, потом все начинается сначала. В националистических выходках участвует, например, бывший пресс-секретарь Мирзиеева.

Из глубинки часто выходят подобные дикие националисты. В городах, где население более космополитично, это встречается редко. Горожане дружат с соседями из других этнических групп, у них одноклассники разного происхождения: русские, татары, корейцы, армяне, азербайджанцы. Закончившие русские школы узбеки никогда не отличаются националистическими взглядами. Всем местным жителям ясно, что все это исходит от Мирзиеева и его окружения.

— Куда же смотрят российские дипломаты?

— В этой ситуации самое печальное — это реакция России, которой просто нет. Складывается впечатление, что российское руководство не волнует положение русского языка. Это крайне недальновидно. Они занимаются нефтью, а реальных интересов России в странах Центральной Азии не продвигают. Путин приедет сюда раз в год, наши надеются, что он сейчас как рявкнет на Мирзиеева, тот и притихнет, а он договаривается о каких-то совместных делишках и улетает.

Если бы Мирзиеев потребовал от нижестоящих чиновников гнуть интернациональную линию — все этносы Узбекистана равны в своих правах, как в конституции и записано, то все было бы иначе. Никто бы не посмел спорить. Те же чиновники ревностно бросились бы претворять ее в жизнь. Это люди совершенно беспринципные, что им скажут, то они и делают. Но сейчас, к сожалению, от Мирзиеева исходит тенденция на уничтожение русской культуры.

— При этом зарабатывать гастарбайтеры из Ферганской долины едут в Россию, где русский язык нужен хотя бы для того, чтобы получить патент на трудовую деятельность…

— Действительно, кусают руку, которая их кормит. Это удовольствие националистов, которые зачищают все вокруг и урчат от этого удовольствия. Не могут себе в этом отказать.

По мнению председателя экспертного совета оператора на рынке миграционных услуг ГК «Аксиома» Дмитрия Исповедникова, России следует активнее продвигать русский язык за рубежом:

— Трудовой мигрант, приезжающий из Узбекистана, обязан сдать экзамен на знание русского языка, истории и законов России. В последние годы наблюдается падение уровня знаний. Это связано с тем, что образование в Узбекистане не предполагает изучение русского на высоком уровне. Наши вузы-партнеры, например, РУДН, направляют за рубеж своих специалистов, чтобы преподавать русский язык и повышать квалификацию школьных учителей.

Тем не менее некоторые мигранты вообще не говорят по-русски, но каким-то образом оказываются у нас в стране и работают. Хотя если человек не знает русского языка, он не способен понять ни инструкции, ни положения документов, ни указания руководства. Кроме того, иммигрантам, не знающим язык, не доступен даже элементарный досуг, что замыкает их в диаспоре, маргинализирует. Даже в торговый центр развлечься не пойдешь. Язык — мощный инструмент социализации.

Нашему государству, считающему себя одним из мировых лидеров, видимо, следует уделять больше внимания продвижению русского языка за рубежом, созданию вокруг своих границ лояльное языковое пространство. Должны направляться специалисты, развиваться программы преподавания, издаваться учебные пособия. В Узбекистане в этом заинтересованы, ведь оттуда в Россию до пандемии ежегодно приезжали до 2 млн человек. Сейчас — 1 млн, но трафик восстанавливается.

Политолог Андрей Милюк считает, что Москва сама позволяет так обращаться с русским языком и русскими жителями в странах Центральной Азии:

— Не в меру ретивые узбекские чиновники могут продолжить этот флешмоб и дальше — если уж заниматься дерусификацией, то до конца. Например, вместе с русскими словами повседневного общения потребовать отменить 15 процентов ВВП Узбекистана — все денежные переводы из России. А также 1,2 млн своих соотечественников — трудовых мигрантов, работающих в нашей стране. Пусть возвращаются все сразу и требуют в мэрии города Чирчик рабочие места с российскими зарплатами.

Понятно, откуда проистекают подобные инициативы: простой способ выслужиться перед начальством в отсутствие других более значимых успехов. Российской дипломатии следовало бы приложить усилия, чтобы каждый такой антироссийский выпад имел свою цену для страны, где его допустили. Независимо от того, кто виновник — государственный служащий или формально независимый от властей общественный деятель.

В противном случае будет складываться, уже складывается практика, когда публичное унижение русских и всего русского — это безопасный и социально приемлемый способ потешить свою национальную гордость. Речь идет не только об Узбекистане, но и всей бывшей Советской Азии. Узбеки смотрят на казахов и их языковые патрули, казахи смотрят на узбеков, и все вместе они внимательно следят за реакцией России.

Лучше бы господин Лавров не сдавал мандат и после выборов пошел бы в Госдуму — ведь именно политика российского МИДа, точнее ее отсутствие, потворствует росту антироссийских настроений среди наших соседей. Узбекистан — не Украина, узбеки старательно избегают участи страны-сателлита очередного «Большого брата». Выпады местных русофобствующих чиновников не спишешь на происки американских агентов влияния.

Этот антирусский национализм вырос сам, заполнив собой вакуум идеологии — ведь Кремль никакой идеологии на экспорт не предлагает.
+7
    11 141