Сегодня

473,54    496,13    67,84    7,53
Первая полоса
1 января 2022
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Казахстан на распутье

Фёдор ЛобановЭксперт
28 июня 2022

Коллаж: © Русские в КазахстанеКак в условиях международного кризиса развиваются отношения двух, очень тесно связанных между собою стран, России и Казахстана, с учетом того, что последний ориентируется еще и на Европу, и на Китай


Поможет ли Казахстан России справиться с последствиями западных санкций, а также о перспективах трансграничных логистических проектов в Евразийском пространстве в интервью рассказала заведующая сектором Центра постсоветских исследований ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН Елена Кузьмина.
 
- После 24 февраля, когда против России ввели серьезные санкции, Казахстан видели одной из площадок для экономического взаимодействия с внешним миром. Как вы считаете, реализовались ли эти надежды?

- С одной стороны казахстанские власти понимают, что им необходимо экономическое сотрудничество с Россией. И не только с точки зрения релокации российских предприятий, а для создания новых промышленных объектов. В отличие от соседнего Узбекистана, Казахстан все-таки занимается не модернизацией текущего производства, а воссозданием промышленности. Потому что, за исключением нефтегазового сектора, в остальных отраслях у них все довольно-таки печально. 

Казахстанцы рамках Евразийского союза не могут в равной мере кооперироваться с Россией и Белоруссией в машиностроительной отрасли. Хотя они в этом сильно заинтересованы.  

С другой — в казахстанском обществе, поскольку с ними очень много работают западные фонды, сильны антироссийские настроения. И власти вынуждены считаться с этими запросами. Таким образом, с начала международного кризиса страна находится на распутье. 

- Кроме того, Европа — главный покупатель казахстанских энергоресурсов. 

- А нефть — основной экспортный товар Казахстана. Поэтому Нур-Султан не может ссориться с европейцами, иначе они рискуют потерять большую часть экспортной выручки. Гипотетически они могли бы перестроить все нефте-газовые поставки на Китай, но делать это очень долго и сложно. Те трубопроводы, которые у них есть в Китай, идут с других месторождений, чем те, что в Европу. 

При этом нефть они качают по трубопроводам, которые идут по территории нашей страны. Не важно, кому принадлежат эти трубопроводы, они все равно находятся на нашей земле, а значит также зависят от Москвы. То есть Казахстан сейчас в сложной ситуации: санкции не вводят, но придерживаются всех установленных Западом правил в отношении России. 

Мне кажется, казахи привыкли к простым решениям. Им психологически сложнее перестроится, чем нам. Поэтому я сомневаюсь, что казахстанцы помогут нам обходить санкции. Хоть они все время говорят, что предоставят свою территорию для ввоза товаров в Россию. Однако, по большему счету, — это всего лишь слова.
 

Варианты для производственников


- Возможен ли формат создания совместных предприятий? 

- Они в Казахстане уже есть, например, по сельхозмашиностроению. Недавно объявили, что какой-то уральский завод перевезет производство мотоциклов. Я так поняла, там будут собирать мотоциклы «Урал». 

- Но всё-таки это будет не релокация.

- Вопрос релокации — это очень сложная тема. Для производства продукции с высокой добавленной стоимостью нужны специалисты, а их в Казахстане, как правило, недостаточно. Обучать квалифицированных рабочих по нашим стандартам они не будут. Ну да, там еще осталось русское население, но оно или предпенсионного, или пенсионного возраста. 

В стране огромный отток русскоязычных. Уехавшая в Россию на учебу молодежь, как правило, обратно на родину не возвращается, а потом они забирают своих родных на новое место жительство. 

Возможно, в каких-то отраслях, например, в переработке сельскохозяйственной продукции, совместные предприятия вполне преуспеют. Но с моей точки зрения, такое сотрудничество имеет ограниченные возможности. 

Гораздо выгоднее переводить производство в Узбекистан, потому что там много дешевой и относительно качественной рабочей силы. Но и там есть свои подводные камни. Одно дело — перевести штаб-квартиру компании в Казахстан, чтобы платить меньше налогов, другое — релокация…

Хоть казахи на меня часто обижаются, но я всегда им задаю вопрос: кто будет работать на предприятиях? Китайские компании, скажем, привозят своих рабочих. Вот, если мы будем делать как китайцы, то, возможно, из этого что-то получится. 

- А какие перспективы перевалки подсанкционных товаров?

- В торговле можно, конечно, найти какие-то лазейки, возить, например, через Евразийский союз. Но главный вопрос — насколько американцы и европейцы будут настаивать на вторичных санкциях? Если они будут жестко давить, то казахи, скорее всего, займут сторону Запада, потому что основные доходы они все-таки получают оттуда. При этом большая часть импорта Казахстана, преимущественно машиностроительной продукции и продовольствия, идет из России. 

Даже Индия с Китаем не хотят пострадать на торговле с Россией. Все пока в ожидании. Да, западные страны за обход санкций кого-то наказывают, но пока не очень жестко. Если такой режим продержится долго, а европейцы на это будут смотреть сквозь пальцы, то все будет работать. А если они вдруг начнут вводить вторичные санкции, то, с моей точки зрения, казахи предпочтут не сориться с Западом.

Евразийский транспортный коридор Север-Юг


- Возможно ли в перспективе, скажем, пяти лет увеличить логистику? В регионе интенсивно развивается дорожное строительство. 

- Россию сейчас очень интересует транспортный коридор Север-Юг. Во-первых, потому что нам нужен выход на рынки Южной Азии, во-вторых, чтобы снизить конкуренцию с Китаем. Наши железные дороги идут параллельно с китайскими через Сибирь  в Центральную Азию. Я имею в виду Транссиб и БАМ. 

Сейчас Россия интенсивно работает с Ираном. С ними мы заключили соглашение о полноценной зоне свободной торговли в рамках ЕАЭС, плюс Тегеран в сентябре примут в ШОС. Экономическая кооперация с государствами Южной Азии обсуждалась во время Петербургского форума и заседаний Евразийской комиссии. Сейчас нам очень нужно развивать южный транспортный коридор, особенно в контексте наложенных ограничений Запада на передвижение российских граждан и грузов. 

- Какая тут будет роль у Казахстана?

- В данном случае из всех центральноазиатских государств Казахстан находится в наиболее выигрышном положении. Потому что в силу своей географии логистические узлы из Китая в Европу или из России на юг пройдут через эту центральноазиатскую республику. 

В то же время остается масса вопросов по железнодорожным тарифам. В Евразийском союзе эту проблему пока не решили: они хотят, чтобы транзитные тарифы для всех были внутрироссийскими. В этом проекте заинтересованы не только в Москве и Пекине, но и в Центральной и Южной Азии. Последние согласились еще и на прокладку газопровода из России до Пакистана. 

Почему этот вопрос еще актуален для Казахстана? Казахстанцы в логистике сильно зависят от Китая, поэтому они хотели бы диверсифицировать маршруты. Помимо железных дорог, будут также строиться автомобильные сообщения. 

Важно, что сейчас в рамках ЕАЭС и ШОС мы, а не американцы, фактически открываем Иран. Это еще одно государство, которое даст нам возможность двинуться в Азию сухопутным путем. 

Вопросами коммуникации с регионом занимается Евразийская логистическая компания, в которой доля России составляет 98%, остальные проценты распределены между Белоруссией и Казахстаном.   

- В каком состоянии сейчас инфраструктура?

- Сейчас трансграничные автомобильные дороги между Россией и Казахстаном находятся в ужасном состоянии. Откладывать решение этой проблемы теперь не приходится: мы должны успеть в этой сфере, чтобы не отставать от китайцев.  

До пандемии Давосский форум составлял рейтинги качества дорог, в котором Россия занимала высокие позиции. Казахстан в этом направлении неплохо продвинулся. А вот логистика развивалась очень медленно, особенно в вопросах мониторинга движения товаров и грузов. Хотя строились  логистические центры, улучшалось качество обслуживания, но по восьми параметрам более или менее работали лишь по двум-трем. Соответственно надо увеличивать качество и количество центров, а также  прозрачность движения товаров. 

В этом заинтересованы продавцы и потребители. У нас обычно строят производства вдоль дорог, особенно железнодорожных. Это правило до сих пор никто не отменял.

Нур-Султан — новый финансовый центр Евразии


- В периметре Международного финансового центра действуют международные законы, а именно британское право. Может ли это быть дополнительным стимулом для российских компаний? Допустим, с точки зрения разрешения споров и так далее?

- Давайте разделим вопрос на две части. Есть юридические вопросы, а есть арбитраж. Он также британский, и мы все экономические споры решаем, либо решали, в британском арбитраже. Львиная доля всех судебных тяжб была связана с ТЭКом, остальное — с агропромом. 

Если говорить о финансовой системе Казахстана, то там представлены много наших банков. Допустим, дочка Сбербанка — второй по величине банк в стране после Халык-банка. Альфа-банк входит в четвертку. То есть это крупнейшие в республике финансовые учреждения. Но сейчас их счета там заблокированы. 

Предполагаю, казахстанские власти через суд попытаются урегулировать эти вопросы, поскольку они намерены превратить Нур-Султан в финансовый центр всего региона и выбить эту эстафетную палочку у Москвы. Вполне вероятно, у них получится это сделать, если Россия будет долго конфликтовать с Западом. Но возможен и иной вариант.
+9
    68 627