Сегодня

465,38    483,58    64,95    7,69
Первая полоса
1 января 2022
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

«Колонизация» по-русски. За счет чего развивались национальные окраины СССР

Максим СтолетовСтолетие
20 октября 2022
«Мы всегда уважали интересы своего главного стратегического партнера. Мы хотим, чтобы нас уважали. Владимир Владимирович, просьба к вам, чтобы не было политики к странам Центральной Азии как к бывшему Советскому Союзу», – заметил президенту России Владимиру Путину на форуме «Россия – Центральная Азия» в Астане президент Таджикистана Эмомали Рахмон. По его словам, в СССР, «не было внимания малым республикам, малым народам, не учитывались традиции, обычаи, не оказали поддержку развитию».
    
Насчет традиций и обычаев – эти претензии к большевикам, и среднеазиатским тоже. А утверждение о том, что в Советском Союзе «не поддерживали развитие» (видимо, имеется в виду отношение к республикам Средней Азии), и пожелание, чтобы не было такой политики «к странам Центральной Азии как к бывшему Советскому Союзу», честно говоря, царапнули сердце. Даже те, кто в советские времена не жили, наверняка знают, что в СССР официально все народы не зря называлибыли братскими, и братьями русских являлись – казахи, узбеки, киргизы, таджики, туркмены (так тогда говорили, не казахстанцы, узбекистанцы и т.п.). Иначе мы себя и не рассматривали. И это – была норма. По крайней мере, для русского человека, которому в советской Средней Азии не часто, но приходилось слышать за спиной злобное шипение: «Урус! Езжай в свою Россию!». И в более жестком варианте: «Урус проклятый». В Западной Украине (тоже в СССР), недобитые бандеровцы культивировали ненависть к «клятым москалям». Впрочем, не трайбализм делал погоду в межнациональных отношениях.
    
Но время летит быстро, и сегодня уже приходится напоминать, что, с точки зрения советской идеологии, крайне важным являлось выравнивание уровня жизни всех республик СССР. Этот процесс начался в 1920-х гг., что потребовало больших вложений со стороны наиболее сильной экономики, то есть со стороны РСФСР.
    
В результате еще в 1960-1970 гг. начал возникать явный перекос между трудом и вознаграждением за него. Нужно особо отметить, что в пересчете на душу населения в 1990 г. из 15 советских республик лишь две, – Россия и Белоруссия, – зарабатывали больше, а потребляли меньше, все остальные зарабатывали меньше, а потребляли больше. И если мы ведем речь о центрально-азиатских республиках (что более правильно, чем среднеазиатские), то к 1990 г. картина соотношения «производство – потребление» была такова. РСФСР: производство – 17,5 тыс. долл., потребление – 11,8 тыс. долл., баланс – 5,7 тыс. долл. Казахстан: производство – 10,1 тыс. долл., потребление – 17,7 тыс. долл., баланс +7,6 тыс. долл. Узбекистан: производство – 6,6 тыс. долл., потребление – 17,4 тыс. долл., баланс +10,8 тыс. долл. Туркмения: производство – 8,6 тыс. долл., потребление – 16,2 тыс. долл., баланс +8,2 тыс. долл. Киргизия: производство – 7,2 тыс. долл., потребление – 11,4 тыс. долл., баланс +4,2 тыс. долл. Таджикистан: производство – 5,5 тыс. долл., потребление – 15,6 тыс. долл., баланс +10,1 тыс. долл.
    
Фальсификаторы советской экономики клеветнически изображают методы индустриализации национальных республик. Распространяют вымыслы о «колониях Советской империи», о том, что советское правительство «облагало налогами колониальные районы Союза». Они заявляют, что индустриализация национальных республик означала «отрицание человеческих прав» и «региональных устремлений» народов республик, «разрушение традиционного образа жизни» вследствие высоких темпов индустриализации. Подобными заявлениями фальсификаторы противоречат своим же заявлениям, так как подтверждают высокие темпы индустриализации советских окраин. Многие западные экономисты утверждают, что в СССР республики развивали для русской нации. Ложь, конечно.
    
Российская и Советская империи были единственными империями в истории, в которых не метрополия жила за счет колоний, а колонии за счет метрополии. Фактически имела место покупка лояльности окраин за счет центра, т.е. России. Результат, разумеется, получался прямо противоположный желаемому: окраины, живущие лучше центра, начинали искренне верить, что это они кормят убогую, пьяную, ленивую Россию, а если от нее отделиться, то жизнь тогда-то станет прекрасной и удивительной. Эта ситуация существенно усугубилась еще тем, что устроители Союза придумали «союзные республики с правом выхода из состава СССР» (также были образованы автономные республики и округа без такового права, что породило очень странную «иерархию наций»), причем они получили совершенно искусственные границы, почти всегда – за счет российских территорий.
    
При этом из всех (кроме самой России) союзных республик дороссийскую государственность имели лишь три – Грузия, Армения и Литва. Все остальные свои официальные истории вынуждены были выдумывать позже, когда в составе СССР была сформировала их государственность.
    
Тем не менее в СССР не было массовых столкновений на национальной почве. Основой внутренней политики стало равенство наций. Но русские как угнетатели братских народов в прошлые (царские) времена должны были отдавать больше, чтобы «возместить неравенство». Россия на долгие годы стала донором, из налоговых сборов с ее территории только 40 % оставались для собственных нужд, остальное шло на развитие жизни братских народов. Размеры дотаций среднеазиатским республикам были сопоставимы с их национальным доходом. Это о них было сказано, что они из феодализма шагнули прямо в социализм.
    
Благодаря огромной поддержке республики Средней Азии в советское время вышли на новый уровень. В них появились промышленность, высшие учебные заведения, медицина. Национальная культура всячески поддерживалась, а о русской почему-то забывали. Отдавая свои силы и знания на подъем братских республик, русские утрачивали национальную идентичность. К моменту распада Союза националистические настроения и высокая социальная напряженность, вызванная низким уровнем жизни, привели к тому, что во всех бедах стали винить русских. Начались массовые гонения и притеснения, которые привели к тому, что большинству из них пришлось покинуть места, где они родились и прожили большую часть жизни.
    
Не только поздний СССР был «империей наоборот»: так называемые колонии богатели за счет щедрости «метрополии» во все времена. При этом в отличие от РСФСР в бюджеты союзных республик полностью зачислялись сборы налога с оборота (один из основных источников бюджетных поступлений), также полностью оставался в республиках подоходный налог. И хотя российская экономика играла решающую роль в формировании упомянутого Фонда, дотациями из него она никогда не пользовалась.
    
В расчет, однако, следует включать не только чисто денежные вливания. На протяжении десятков лет, кроме денежной дани, Россия отдавала союзным республикам свой самый драгоценный капитал – высококвалифицированных специалистов. В 1959 г. за пределами России находилось 16,2 млн русских, в 1988 г. – 25,3 млн.
    
За 30 лет их численность увеличилась на 55,5%, а в пределах России – только на 22%. Представители российской диаспоры создавали значительную часть национального дохода в республиках. Например, до 1992 г. 10% русского населения Таджикистана производили до 50% внутреннего национального продукта». Иными словами, вся государственная политика строилась на удовлетворении интересов национальных окраин, а интересы коренного населения РСФСР приносились в жертву этому абсолютному меньшинству. В то время как экономика и инфраструктура союзных национальных республик жирела и пухла, исконно русские города и села нищали.
    
В 1997 г. известный писатель и ученый Александр Кузнецов писал: «Горько становится на душе, когда видишь старые русские города. Старинные дома с обвалившейся штукатуркой, деревянные одноэтажные дома ушли по окна в землю, а двухэтажные покосились и пропахли уборной. Картина знакомая. Так выглядят сейчас все старые русские города, не то, что кавказские или среднеазиатские… О среднеазиатских республиках и говорить нечего — дворцы, театры, парки, фонтаны, все в граните и мраморе, в каменной резьбе. Богатели, тяжелели 70 лет края государства, чтобы, насытившись, потом отвалиться. Россия же, как была нищей, так и осталась». Председатель Совета министров РСФСР в 1971-1983 гг. М. С. Соломенцев вспоминал, как в начале 1970-х гг. в поездке по Брянской области он видел целую деревню, с Великой Отечественной войны живущую в землянках. В своих мемуарах Соломенцев пишет: «Когда Брежнев рекомендовал меня на должность предсовмина РСФСР, я поставил лишь одно условие: перестать затюкивать Россию. Леонид Ильич, помнится, не понял меня, спросил: «Что значит затюкивать?» Я объяснил: отраслевые отделы ЦК и союзное правительство напрямую командуют российскими регионами и конкретными предприятиями, руководствуясь больше интересами союзных республик, оставляя России лишь крохи с общесоюзного стола» («Известия». 20.10 2010 г.).
    
Профессор Гарвардского университета Терри Мартин пришел к выводу, что СССР был абсолютно новым видом империи – империи наоборот (отсюда и пошло это определение), а советскую национальную политику он охарактеризовал как «радикальный разрыв с политикой империи Романовых».
    
Вслед за Т. Мартином российский профессор Алексей Миллер пишет: «В рамках советской политики государствообразующий народ, русские, должен был подавлять свои национальные интересы и идентифицировать себя с империей положительного действия». Большевики пошли даже на то, что отказывали «в праве на национальную автономию в местах компактного проживания русских в союзных республиках», в «праве на национальное представительство во властных структурах автономных республик», более того, осуждали «русскую культуру как буржуазно-помещичью, как имперскую культуру угнетателей».
    
Результатом советской «колонизации» стало и появление в Центральной Азии (до 1993 г. – Средняя Азия) современной промышленности, авиастроения, крупных гидроэлектростанций, космодрома Байконур — символа советского освоения космоса. Да и создание оросительных систем, по-видимому, не следует расценивать однозначно; во многом именно благодаря огромным рукотворным рекам удалось избавить местные народы от засух и голода. И, конечно, население региона, где до большевистской революции число умеющих читать и писать определялось долями процента, стало практически поголовно грамотным. В каждой республике появилась собственная национальная интеллигенция. Благодаря целенаправленной политике властей СССР выдающиеся произведения литературы, архитектуры, прикладного искусства народов Средней Азии сделались доступными для всего населения многонационального Советского Союза.
    
Но в 1990-е гг. Средняя Азия шаг за шагом становилась для России заграницей. Вместе с теми 10 млн русских, которые еще оставались там. И если во второй половине XIX-начале XX в. Россия шла в азиатские степи и пустыни, то теперь Средняя Азия идет в Россию сотнями тысяч трудовых мигрантов, которых безработица на родине заставляет искать лучшей жизни на чужбине. Но они едут почему-то не в сытую Европу, даже не в Турцию, а в Россию.
    
Согласно статистике МВД РФ, с января по июнь текущего года в Россию приехали 5 млн 879 тыс. трудовых мигрантов. Самая большая доля из них (более 92%) приходится на представителей пяти бывших республик СССР, в том числе на Узбекистан (2,9 млн чел.), Таджикистан (1,8 млн чел.) и Киргизию (438 тыс. чел.).
    
При этом в первом квартале наблюдался отток, а вот во втором – стремительный рост: 3,12 млн человек за три месяца, что на треть больше прошлогодних показателей за аналогичный период. Основными местами трудоустройства гастарбайтеров стали Москва и Подмосковье, Санкт-Петербург и Ленобласть, Кубань, Сибирь, Свердловская область, Приморье, Амурская область. Причем, многие мигранты рассматривают Россию как место достаточно длительного пребывания. Более 40% заявили, что намереваются продолжать работу и не собираются уезжать, а еще 30% выразили намерение остаться в России на постоянное проживание. Лишь каждый пятый сообщил, что поработает несколько месяцев и вернется домой. Как говорится, простые работяги лучше своих властей понимают, что значит для них Россия.
    
Понятно, люди уезжают из родной страны не от хорошей жизни. И Россия их принимает, потому что жалеет, по старой памяти принимая как своих, советских. Вопреки тому, что их т.н. элиты, ощутив себя самостоятельными игроками на мировой энергетической арене, посылают своих детей не в российские, а в американские, европейские, японские, китайские, турецкие университеты. Вместе с тем очевидно, что постсоветскому пространству нужна сильная Россия. Что только сильная Россия может защитить эти страны от внешней интервенции (актуально для Армении и Таджикистана). А на форуме «Россия – Центральная Азия» президент России В. Путин пообещал помочь Таджикистану и Киргизии урегулировать пограничный конфликт.
    
Россия за последние годы предоставила странам Центральной Азии помощь в суммарном объеме порядка 3 трлн рублей. Об этом говорил замглавы МИД РФ Андрей Руденко, выступая на открытии второй Центральноазиатской конференции международного дискуссионного клуба «Валдай». Руденко отметил, что суммарный объем российских инвестиций, накопленный в государствах Центральной Азии, приближается к 50 млрд долл., и это указывает на то, что Москва не намерена уходить из региона. «В Казахстане – 36 млрд долл. (сумма российских инвестиций), в Узбекистане – около 10 млрд, в Таджикистане – 1,5 млрд, – сказал Руденко. – Эти цифры опровергают бытующий в последнее время тезис о том, что у России якобы нет экономических интересов в Центральной Азии и Россия якобы собирается оттуда уходить или теряет интерес, это совершенно не так. Уходить мы не собираемся и не уйдем». Он добавил, что РФ оказывала значительную помощь центральноазиатским государствам в борьбе с коронавирусом: поставлялись расходные материалы и тест-системы, на местах работали российские врачи. Замглавы российского дипведомства также поблагодарил страны региона, которые, в свою очередь, поставляли гуманитарную помощь в Россию во время пандемии. «Центральноазиатский регион был и остается одним из ключевых направлений российской внешней политики на евразийском пространстве. Россия намерена и дальше выступать в качестве активного участника происходящих здесь процессов, как на двусторонней, так и многосторонней основе. Будущее будем строить вместе», – отметил Руденко. 
    
Владимир Путин заявил в ходе саммита «Россия – Центральная Азия», что новый формат не будет бесполезным. Он отметил, что Россия находится в постоянном контакте со странами Центральной Азии. Президент подчеркнул, что усложняющаяся ситуация в мире и регионе подталкивает государства к активизации всех механизмов по взаимодействию друг с другом. Он призвал страны Центральной Азии присоединиться к российским проектам по импортозамещению. Путин выразил уверенность, что это принесет пользу для развития экономик России и центральноазиатских стран, а также приведет к приобретению новых компетенций. Россия готова оказать практическое содействие в восстановлении объединенной энергосистемы Центральной Азии, заявил президент РФ Владимир Путин. Он подчеркнул, что перспективы открываются и на таких направлениях, как расширение маршрутов транспортировки нефти, а также совместная разработка запасов энергоресурсов в Каспийском море, обеспечение доступным и чистым газомоторным топливом, строительство и расширение трубопроводов, увеличение объемов торговли углем и его транспортировка на азиатские рынки. По его словам, проводимая Россией переориентация экспорта и импорта стимулирует развитие транспортных коридоров на всем пространстве Большой Евразии. В связи с этим ключевой задачей видится обустройство проходящих через территорию стран центральноазиатской «пятерки» новых трансевразийских коридоров Восток -Запад, Север-Юг, маршрута Европа-Западный Китай.
    
К сожалению, местные элиты не всегда готовы мыслить столь долгосрочными, стратегическими категориями. Для них намного важнее краткосрочные моменты, в частности, возможность дальнейшего сосуществования с Москвой по принципу «Россия дает нам ресурсы, потому что мы такие красивые». Как видим, времена новые, а реалии во многом старые.
    
Притом что сегодня все бывшие республики СССР суверенные и независимые. Но от кого независимые? Или – от чего? И в этом плане возникает закономерный вопрос: не хотелось бы вам, национальным элитам, вернуть домой всех своих граждан, отправленных на заработки в Россию? Думается, вряд ли – они дают серьезное пополнение тощему госбюджету. Однако, надо бы очень внимательно прислушаться к пожеланиям президента Рахмона и, действительно, прекратить относиться к центральноазиатским республикам как к бывшим братьям по единой стране социализма под гордым названием Союз Советских Социалистических Республик. 
+1
    14 022