Сегодня
428,71    519,12    66,61    5,79
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

На границе с Россией застряли сотни большегрузов из Казахстана

Анна КряжеваРитм Евразии
27 апреля 2021
Более 350 грузовиков скопились на казахстанско-российской границе у пункта пропуска «Сырым» (Западно-Казахстанская область) на выезд из Республики Казахстан, сообщила в минувшую субботу пресс-служба Пограничной службы КНБ республики. Аналогичная ситуация сложилась и в районе сопредельного пункта пропуска Российской Федерации «Маштаково» (более 400 автомашин, следующих из России в Казахстан).

По данным ведомства, сложившаяся ситуация связана с усилением контрольных мер России – требованием обязательного предоставления «технологического прохода» в фурах и кузовах автомобилей «для выявления запрещенных к провозу предметов и материалов».

Такая ситуация с формированием длинных очередей из грузовиков на российско-казахстанской границе наблюдается с середины апреля. Если в марте пробки с российской стороны на пунктах «Маштаково» и «Сырым» обуславливали погодные условия и плохое дорожное покрытие, которые затрудняли движение, то теперь всё дело в административных нормах. Дальнобойщики из Казахстана сообщают, что российские таможенники разворачивают фуры, не имеющие технологического прохода внутри контейнеров и кузовов автомобилей.

О необходимости соблюдения новых условий пересечения границы рассказал Кирилл Павлов, представитель казахстанской ассоциации «Верховный совет крестьян». Корреспондент «Ритма Евразии» получил его комментарии о ситуации на границе.

− Кирилл, расскажите, пожалуйста, в чем проблемы большегрузов на казахстанско-российской границе. 

− Периодически у нас возникают проблемы у овощников. Их можно поделить на несколько категорий. Первая, не самая крупная, не самая частая, но о ней надо упомянуть обязательно − это ошибки самих водителей: где-то документы неправильно оформлены, где-то проход не оставили технологический. Сейчас таможенники просят оставлять технологический проход, потому что на некоторых пунктах не работают сканеры и таможенники не могут дистанционно посмотреть, что за груз, и поэтому досматривают лично. Для этого технологический проход в кузове и нужен. Также бывают вопросы санитарной безопасности, но очень редко. Сейчас их практически нет. В прошлом году Россельхознадзор чуть-чуть поднимал тревогу, но там была подделка документов со стороны казахстанских перевозчиков. Позже всё успокоилось.

− Чем аргументируют таможенники свои требования к водителям, на какие документы ссылаются? 

− Я не в курсе о требованиях таможенников с российской стороны. Если говорить о казахстанской стороне, то здесь, по крайней мере по овощам, процедура пересечения понятная. Сейчас есть новый проект СНТ (сопроводительная накладная на товар) в электронном виде, правда, пока в пилотном режиме. Если мы говорим о российской стороне, то предъявляется только требование технологического прохода к грузовикам с овощами на тех пунктах, где нет сканеров. И конечно, когда это происходит, задержки негативно сказываются на нашем экспорте, сбыте нашей продукции. Бывает, застаиваются фуры. Но сезон только начинается, и сложно сказать, какие ожидают проблемы. В прошлом году мы постарались нивелировать все проблемы и риски.

− Расскажите немного об ассоциации «Верховный совет крестьян», как он помогает своим участникам решить указанный вопрос?

− Ассоциация «Верховный совет крестьян» объединяет в себе несколько тысяч фермеров из Мактааральского, Жетысайского и Шардаринского районов, это самый юг Туркестанской области. Решаем вопросы в основном по юридической компетенции, по GR (взаимодействию с государством), по общественному мониторингу, по всему, с чем сталкиваются фермеры. Помимо этого, у нас там же есть Ассоциация перевозчиков, как дочерняя или «сестринская» компания, можно сказать. В основном мы оперативно, с помощью мессенджеров и других скоростных видов связи стараемся решать вопросы, чтобы казахстанская продукция беспрепятственно уходила за границу.

К счастью, сейчас на связи председатель комитета инспекции АПК (Агропромышленного контроля) при Минсельхозе и Департамент госдоходов. Все с нами на связи, все взаимодействуют. Если говорить откровенно, в Астане все хотят порядка в этой сфере. Бывают проблемные ситуации на местах, как правило. Но на практике общественный мониторинг, прозрачность позволяют решить все эти вопросы.

− Какие экономические последствия для отношений России и Казахстана может спровоцировать эта ситуация?

− Трудно сказать сразу. Такие конфликты возникали и в прошлом году. Был конфликт по вине казахстанской стороны из-за внедрения электронной СНТ, счёт-фактура не работал, с базами что-то было связано в Уральске летом 2020 года. Собралось тогда более 200 машин, перегораживали трассу, но быстро решили тогда эту проблему.

Я не думаю, что товарооборот овощей, фруктов, всей сельхозпродукции, о чём могу говорить со знанием ситуации, − это фактор, способный всерьез нарушить отношения между нашими странами. Но лучше, кажется, всю эту идиллию не нарушать, потому что и Казахстан зависит от России в плане семян и удобрений и Россия зависит от нас в плане урожая.

Кто страдает от перемен


Сложности от введения новых правил ударили и по крупным производителям пищевых продуктов питания и в России. Среди них оказались такие крупные компании, как PepsiCo (бренды Pepsi, Lay’s, «Домик в деревне» и др.), Danone («Простоквашино», «Активиа», «Растишка») и другие. Все они испытывают трудности при экспортных поставках продуктов из России в Казахстан.

Проблема затронула больше всего представителей крупных поставщиков продуктов. В сфере пищевых экспортёров Казахстана подчёркивают, что Россия ввела новые правила пограничного контроля с середины апреля, не обсудив их с бизнесменами. Не был назначен также какой-либо переходный период. Компании не смогли оперативно перестроить свою работу, отправив в рейсы большегрузы по старым нормам.

Пограничные пункты не все оборудованы автоматическими сканерами, способными изучить содержимое груза без физического осмотра таможенниками. Эти особенности технического оснащения потребовали изменения норм. Чтобы пограничники смогли осмотреть содержимое, в грузовом отсеке делают проход. При отсутствии такового груз необходимо выгружать для досмотра. Это значительно увеличивает время прохождения таможни.

Многокилометровые пробки зафиксированы на пунктах пропуска Маштаково, Озинки, Бугристое, Петухово. Фуры вынуждены стоять по несколько суток, в связи с этим снижается объём поставок, увеличиваются транспортные расходы и возрастает риск неустоек за сорванные сделки. Как отметила исполнительный директор Национального союза экспертов в сфере транспорта и логистики Ольга Федоткина, «пограничники не отмечают факт досмотра в документах, и, если упаковка будет нарушена или груз поврежден при досмотре, вся ответственность — на перевозчике».

Недовольство введением новшества выражают российские и казахские бизнесмены. Компаниям приходится платить большие неустойки либо разрывать контракты.

Кто должен платить?


Юридически взыскать убытки будет сложно. В комментарии к ситуации партнёр коллегии адвокатов Pen & Paper Сергей Учитель отмечает, что «даже признание действий пограничной службы незаконными не станет безусловным основанием для возмещения ущерба». С его мнением согласился представитель юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов, который уверен, что сделать ответчиком «конкретное лицо в лице пограничника – маловероятно, а иски к службе, скорее всего, будут отклонены на основании, что та действовала по закону».

Обратная сторона медали выглядит тоже серьёзно. Национальная палата предпринимателей Казахстана «Атамекен» заявила о веских основаниях у ФСБ России для изменения правила контроля грузовиков. Произошло это вследствие резкого роста попыток нелегального перехода границы, провоза наркотиков, оружия и боеприпасов, а также «санкционных» продуктов, попавших под запрет после введения санкций в 2014 году.

Журналисты отметили, что в ФСБ России и Пограничной службе Казахстана никаких комментариев представителям СМИ давать не стали.
Экспортёры продуктов питания из России заинтересованы в казахском рынке, ведь РК является крупнейшим рынком для российских поставщиков в СНГ. Таможенные данные свидетельствуют о том, что в 2020 году из РФ в республику поставлено различных продуктов питания и напитков примерно на $1,5 млрд.

Поставщики готовят запросы в министерство сельского хозяйства, министерство промышленности и торговли и министерство экономического развития. В Минсельхозе РФ обещали рассмотреть обращение при его поступлении, в других ведомствах ответили, что это не в их компетенции.

Пока что пограничный казус находится на стадии обсуждения претензий всех сторон. Юристы со своей стороны предложили в качестве решения применение специального режима прохождения границы для крупных производителей продуктов, особый приоритет будет у скоропортящихся продуктов после сертификации и аудита.
+1
    3 041